Одноразовый «Аттила»

Иван Фёдоров
Оперный обозреватель

Мариинский театр продолжает ставить репертуарные рекорды. К внушительному списку вердиевских опер, поставленных на его сцене, добавилась ещё одна – «Аттила». Премьера, состоявшаяся под занавес фестиваля «Звёзды белых ночей», должна была стать кульминацией двухмесячного музыкального праздника. Должна была, но не стала...

«Аттила» – героико-патриотическая опера, действие которой разворачивается в середине 5 века нашей эры в Аквилее, городе на севере Италии, и окрестностях Рима во время бесчисленных сражений латинской цивилизации с ордами варваров-завоевателей. В опере четыре главных героя – вождь гуннов Аттила (бас); дочь убитого им правителя Аквилеи, жаждущая мести Одабелла (сопрано); ведущий двойную игру римский полководец Эцио (баритон); возлюбленный Одабеллы, аквилейский воин Форесто (тенор).

Народ – также полноправный участник действия. В опере звучат хоры гуннов, друидов, языческих жриц, христиан.

Опера не стала бесспорным достижением Верди и содержит как потрясающие по силе воздействия драматургические и музыкальные находки, лучшие из которых будут претворены в следующем за ней «Макбете» – вершине творчества композитора 1840-х годов, так и трафаретно-банальные эпизоды. Но «Аттила», тем не менее, – чрезвычайно благодарный материал для постановщиков и исполнителей. Это большое эпическое полотно, в ткань которого вплетены и религиозный конфликт, и любовный треугольник, и мистические темы судьбы и проклятья. Развернутые вокальные партии предъявляют высочайшие требования к исполнительскому мастерству основных действующих лиц. Очевидно, что обращение к оперному раритету имеет смысл только при наличии неординарных художественно-постановочных решений и выдающихся по вокальному и актёрскому уровню исполнителях.

Если с музыкальным уровнем в Мариинке обычно всё благополучно, то с уровнем постановок – просто беда! Похоже, что единственное требование, предъявляемое руководством театра к соискателям вакансий постановщиков – наличие иностранного гражданства. Иначе невозможно объяснить бесконечную череду невнятных постановок малоизвестными тружениками заштатных европейских театриков. Вот и на этот раз были приглашены бывший мексиканский танцовщик, а ныне режиссер-постановщик Мекленбургского театра в Шверине Артуро Гама, дизайнер-фрилансер Франк Филипп Шлоссман (художник-постановщик и художник по костюмам) и Хане Лоосен – стипендиатка университета в канадском Калгари (художник по костюмам). Мы не против новых имён, мы против примитива! Но иначе, чем «примитивной», эту постановку и не назовёшь…

Невыразительный каменный портал, напоминающий нам о римских развалинах, обрамлял сцену на протяжении всего спектакля. Иногда сценическое пространство заполняли торчащие из земли колья, свисающие со стен тряпки. По полупрозрачному занавесу пробегали видеографические облачка и вспышки молний. Костюмы также не отличались разнообразием: варвары с длинными волосами – в тряпье, римляне – в жестяных доспехах. У тех и других – явно бутафорские мечи и копья. Режиссерские решения свелись к расстановке артистов на сцене и разводке их по углам. Воистину, можно только развести руками при виде столь откровенной неискушённости постановщиков.

Настоящим спасителем премьеры стал исполнитель заглавной партии Ильдар Абдразаков. Певец обладает яркой сценической харизмой и превосходными вокальными данными: его мощный «бархатный» голос с качественными верхними нотами звучит как инструмент – ровно на всем диапазоне. Российский бас, регулярно поющий на лучших сценах мира, уже выступал с этой партией в Метрополитен-опера и успел «врасти» в психологически изощрённую роль. Мариинский тенор Евгений Акимов блестяще справился с партией Форесто. Притягательный лирический тембр голоса в сочетании с искусным звуковедением и стабильным верхом позволяют достигать певцу впечатляющих результатов. Жаль, что в театре певцу часто поручают петь и Вагнера – его бы голос поберечь для итальянской музыки, требующей не только мощи, но и красоты!

Менее убедительным оказалось выступление Марии Гулегиной в партии Одабеллы. Выдающаяся певица не один десяток лет выступает в этой труднейшей роли, но её нынешнее вокальное состояние уже не позволяет демонстрировать стопроцентное качество. Качающийся верх, «смазанные» пассажи не компенсируются яркой эмоциональностью и мощным красивым голосом. Партия Эцио оказалась высоковатой для Владимира Ванеева: верхние ноты звучали плоско и натужено, хотя в целом его выступление заслужило благодарные аплодисменты. Хор и оркестр под управлением Валерия Гергиева выступили на достаточно высоком профессиональном уровне, но и не более того.

Наверняка эта малобюджетная постановка «Аттилы» не задержится на сцене Мариинского театра. Можно предположить, что она и задумывалась как разовое, коммерчески успешное мероприятие, «заточенное» под определённый «звёздный» состав исполнителей. Но неужели Мариинский театр настолько богат, чтобы покупать дешёвые, «одноразовые» постановки?!

На фото (пресс-служба Мариинского театра / Наташа Разина):
Аттила - Ильдар Абдразаков, Одабелла - Мария Гулегина

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ