Там, где политика стучится в дверь, искусство бежит в окно!

О скандале в «благородном» байрёйтском семействе и не только…

Евгений Цодоков
Главный редактор

О байрёйтском скандале с Евгением Никитиным сейчас много говорят. Обсудим его и мы, правда, без детальных подробностей известных всем. Ибо для нас это будет поводом поговорить о других, более масштабных вещах.

Ничего не бывает случайным в нашей жизни, даже если иногда так кажется. Вот и пресловутая история с Никитиным имеет свои глубинные корни. Полагаю, в конечном счете, всему причиной… Рихард Вагнер.

Судите сами. Выступал Никитин неоднократно на ведущих мировых оперных сценах, выступал. Имел успех. И все было нормально. Никто, как говорится, не «возникал». И вдруг – на тебе! Откопали старую видеозапись юношеских времен с какой-то сомнительной татуировкой. Очень своевременно, аккурат перед дебютом артиста в Байрёйте, да еще преподносимым как «первое выступление на фестивале русского певца в ведущей партии».*

Почему? А потому, что кое-кто пытается превратить вагнеровский фестиваль в национальную «икону», некое чудо – ну прямо Святой Грааль. При этом все средства хороши. И оказывается даже из такого благородного порыва, как покаяние за фашистские грехи, можно извлекать пользу – общественную, да и экономическую, чего уж греха таить.

Как это происходит? Очень просто. Ставится цель, прежде всего «хозяевами» фестиваля и их влиятельными покровителями, привлечь усиленное внимание к Байрёйту любой ценой вплоть до скандалов со всех сторон, политических и художественных, используя при этом психологическую мотивацию как положительного свойства, так и отрицательного. Вокруг фестиваля должна быть истерия!

Известно, что Гитлер очень любил Вагнера, неоднократно посещал байрейтский форум, дружил с вагнеровскими потомками, покровительствовал им. Но так ли уж это актуально для подлинных любителей творчества Вагнера? Разумеется, нет. Уверяю вас, не все поклонники композитора, особенно молодые, даже помнят или знают об этом. Так давайте искусственно раздуем проблему, будем об этом кричать на всех углах, бить себя в грудь и каяться, снова бить себя в грудь и снова каяться. А затем, делая вид, что мы «святее папы Римского», бороться за нравственную стерильность нынешних фестивальных будней, проявлять бдительность. Тут как раз и сгодится история типа никитинской. Мол, смотрите все, как мы стоим на страже и блюдем чистоту рядов! Вот и весь фокус. При этом усиливается еще и побочный психологический эффект, дополнительно притягивающий к форуму – среди его посетителей обязательно будет много тех, чей интерес к нему подогревается не только вагнеровской музыкой, но и «гитлеровской» темой. Я лично сам наблюдал такой феномен, когда, путешествуя по Германии, посетил знаменитое «Орлиное гнездо» — летнюю резиденцию фюрера в баварских Альпах. Мне, неплохо знающему немецкий язык, было интересно наблюдать за немцами, благоговейно ощупывавшими фантастический «золотой лифт», поднявший их на вершину горы, мрачные каменные стены этого жилища и перешептывающимися примерно в таком духе: «здесь он жил, он ходил».

Вы спросите, а причем же здесь сам Вагнер? Ведь он давно умер и не может отвечать за грехи будущих поколений! А при том, что в основе всей этой фестивальной истерии изначально лежит вагнеровский культ. Заметьте, были в истории немецкой музыки фигуры и покрупнее Вагнера, достаточно вспомнить Баха или Бетховена, однако, всеобщее почитание их гениального таланта не превратилось в идолопоклонничество. И заложил основы этого культа сам Вагнер, распиаривший себя, как мы сказали бы сейчас, в значительной степени своими экстравагантными литературно-эстетическими воззрениями и неуемным мифотворчеством, а также постройкой на деньги царствующего покровителя собственного театра, помпезно именуемого как «Дом торжественных представлений». Дополнительную «притягательность» для окружающих имели, разумеется, и перипетии его личной жизни, и антисемитские взгляды. Кроме того, как известно, чрезвычайно привлекательными являются всякие радикальные разрушительные идеи. Тут Вагнер оказался достойным последователем своего юношеского кумира анархиста Михаила Бакунина. Композитор избрал основной мишенью классическую оперу итальянского типа и вокал. Столько зла, сколько он причинил им, не смог сотворить более никто. Надо признать, сделано это было весьма талантливо, а может быть и гениально, парадоксальным образом сочетаясь с впечатляющими достижениями чисто музыкального свойства, к оперному искусству имеющими мало отношения.

А уж то, как в дальнейшем развивалось «дело» его жизни – Байрёйтский фестиваль – отдельный разговор. Можно написать целую историю беспардонного хамства вельможных родственничков Вагнера по отношению ко многим крупным музыкальным деятелям – певцам и дирижерам. Для примера приведу историю выдающейся певицы Фелии Литвин, поведанную ею на страницах своих мемуаров. Козима Вагнер предложила ей спеть в Байрёйте Изольду, поставив прославленной артистке жесткое условие (!) – чтобы она «всю зиму работала в Байрейте над ролью». Но Литвин уже была связана со многими театрами ангажементами и поэтому вынуждена была посетовать: «Для меня большая честь работать с вами над Изольдой, но в таком случае мне придется заплатить театру неустойку и как-то обеспечить свою жизнь в Байрёйте <…> мне не по средствам провести целую зиму, не работая». И как же поступила вдова Вагнера? Может быть, предложила Литвин какой-то гонорар, компенсацию за неустойку? Или хотя бы другие сроки репетиций? Наивно. Она просто вычеркнула певицу из своей жизни и отвергла все дальнейшие предложения о сотрудничестве. А вот любопытное свидетельство другой эпохи. Дитрих Фишер-Дискау вспоминает о знаменитом дирижере Йозефе Кайльберте, который около десяти лет проработал на фестивале и «почти без вознаграждения безропотно нес свою службу»: его выставили «за двери без каких бы то ни было комментариев, и до конца жизни Кайльберт так и не смог справиться в душе с этим оскорблением»…

Все этот продолжается и сейчас – ничего не изменилось. Нынешний скандал тому яркое свидетельство. Он, кстати, обрастает подробностями. В самой Германии, в музыкально-общественных кругах которой, как известно, есть множество ярых противников байрейтского «иконостаса», к истории с Никитиным нет однозначного отношения, и начались внутренние «разборки». Стали поговаривать и о проблемах вокальной формы Никитина, что являлось будто бы скрытой пружиной происходящего. То есть к общественно-политическим аспектам уже примешивают и художественные. К настоящему искусству все это имеет мало отношения. К сожалению, там, где политика стучится в дверь, искусство бежит в окно!

А Никитин, между тем, весьма простодушно и искренне извинился за свои многочисленные «грехи» молодости. А у кого их не было? Более того, артист смог преодолеть их, найти свое место в жизни, что заслуживает уважения. Зря только потом он стал оправдываться (было бы перед кем!) и говорить о том, что никакой свастики на татуировке и в помине не было, противореча, таким образом, своим предыдущим признаниям. Это разочаровывает. Но, возможно, все эти речи, размещенные на сайте Мариинского театра, уже произносятся «с чужих слов»?

А ошибки молодости Никитина – не его вина, а, скорее, беда! Он вырос в безвременьи страшных 90-х, когда одни идеалы уже были разрушены, но на смену им не появились новые. Может быть среди прочего и потому, что у нас не было покаяния?

Примечание:

* Русские артисты выступали в Байрейте и раньше. Назовем хотя бы имена Евгении Грековой, Марины Пруденской, Елены Жидковой. Но их участие ограничивалось второстепенными ролями.

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Байрёйтский фестиваль

Театры и фестивали

Рихард Вагнер

Персоналии

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ