«Сила судьбы» и ее российская судьба (продолжение)

Евгений Цодоков
Главный редактор

К 150-летию шедевра Джузеппе Верди

Начало статьи →

Спектакли Венской Штаатсопер

Венскую историю «Силы судьбы» в 20 веке открывает спектакль 1926 года. Его следует упомянуть. Оперу в редакции Ф.Верфеля на немецком языке поставили дирижер Франц Шальк, бывший в то время музыкальным руководителем театра, режиссер Лотар Валлерштайн и сценограф – знаменитый соратник Густава Малера – Альфред Роллер.

1/6

Солисты: Маргит Шенкер-Ангерер (Леонора), Коломан фон Патаки (Альваро), Виктор Мадин (Карлос) и др. Наиболее известен среди них уроженец Венгрии Патаки, сделавший блестящую карьеру в Вене, неоднократно выступавший на Зальцбургских фестивалях, певший в Дрездене, Берлине, Гранд-Опера, Ла Скала, на Глайндборнском фестивале, гастролировавший в Южной Америке. Он был ярким интерпретатором моцартовских партий, а также вердиевского репертуара.

Эта постановка, премьера которой состоялась 27 ноября, была в какой-то мере следствием колоссального успеха дрезденского спектакля полугодовой давности, о котором мы уже писали. Однако такого же резонансного успеха австрийцам добиться не удалось.

Прошло 34 года, прежде чем «Сила судьбы» вновь прозвучала в здании на Ринге. Это было уже совсем иное время, вердиевский шедевр победно шествовал по миру и венцы, можно сказать, запоздали с постановкой. Зато в 1960 за пультом стоял неподражаемый Димитриос Митропулос. Он привлек на главные партии итальянских певцов самого высокого класса. Список ведущих солистов выглядел впечатляюще - Антониетта Стелла, Джузеппе ди Стефано, Этторе Бастианини, Джульетта Симионато. В роли Отца-настоятеля выступил известный немецкий бас Вальтер Креппель.

Спектакль режиссера Маргариты Вальман и сценографа Жоржа Вакевича22 оказался удачным и продержался в репертуаре до 1973 года, выдержав более 80 представлений. Митропулос продирижировал шестью, передав палочку хорвату Бериславу Клобучару. Греческий маэстро не мог предположить, что 15 октября в последний раз встал за пульт Венской оперы. Спустя всего 17 дней он скоропостижно скончался в Милане во время репетиции 3-й симфонии Малера – трагическая история с Бушем повторилась.

В отзывах критиков преобладали восторженные оценки, в первую очередь в отношении искусства дирижера: «Захватывающее исполнение стало возможным в наибольшей степени благодаря Димитриосу Митропулосу» или «Ему удалось динамизмом своей интерпретации преодолеть некоторую разрозненность сцен. Оркестр звучит великолепно, в его игре ощущается какая-то возвышенность тона, очень хороша медная группа».

По поводу голоса Ди Стефано писали, что он «льется свободно и красиво, в то же время, во многом благодаря дирижерской воле, звук стилистически выдержан. В арии O tu che in seno фразировка необыкновенно чувственна, но лишена преувеличенной ажитации». А ведь в это время в его пении уже начали проявляться признаки деградации, причины которой здесь не место обсуждать. Много похвал досталось Бастианини, в том числе за изумительное легато, меньше восторгов вызывало пение Стеллы.

На смену спектаклю Митропулоса–Вальман в 1974 году пришла постановка Риккардо Мути. В команде с ним выступили известный режиссер и актер Луиджи Скварцина и знаменитый сценограф Пьер Луиджи Пицци, прославившийся в дальнейшем и как режиссер. В этой работе его стильному графичному высказыванию не хватило лаконизма и сосредоточенности на главном.

Если попробовать охарактеризовать сильнейший состав постановки, то я бы назвал его неординарным. Здесь собрались своеобразные вокальные личности – феноменальный, взрывной, с красивейшими верхами итальянец Ф.Бонизолли, прозванный «сумасшедшим»; не менее темпераментный, грозно рокочущий и пластичный грек Костас Паскалис; а также мексиканка Джильда Крус-Ромо, чудесным образом сочетающая теплоту звучания со страстностью, матовость тембра с артикулированностью звукового посыла. У всех лучшими в их карьере были, пожалуй, другие партии: у Бонизолли – Манрико, У Паскалиса – Макбет, у Крус-Ромо – Аида23 (ее она тремя месяцами ранее пела в Москве на гастролях Ла Скала). Но они сошлись в этом спектакле гармонично, ведомые маэстро, который как никто другой понимает музыку Верди.

Последней в 20 веке венской «Силой судьбы» стала постановка 1989 года, осуществленная дирижером испанцем Гарсиа Наварро вместе с режиссером Джанкарло дель Монако. Автором визуального ряда был великий маг и волшебник, основатель театра «Латерна магика» Йозеф Свобода – один из наиболее выдающихся сценографов 20 века.

Но это уже были другие времена и другие «песни», хотя и с великолепными певцами. Ренато Брузон (Дон Карлос), обладавший феноменальной культурой пения идеально подходил для этой оперы. Петеру Дворскому с его голосом редкостного обаяния и изысканной ажитацией сам Бог велел петь Альваро. Ева Мартон, несмотря на то, что в этот период своей карьеры уже вовсю исполняла более тяжелый репертуар – Турандот, Леонору в Фиделио», вагнеровские партии вплоть до Брунгильды или экспрессивные штраусовские, – не утрачивала мягкость тона, ибо мастерски владела самой разнообразной стилистической палитрой. Что, впрочем, не удивительно, начинала ведь она в Будапеште с Шемаханской царицы (!), Татьяны и Графини в «Свадьбе Фигаро».

В спектакле пели и другие высококлассные певцы Х.Понс, Р.Ллойд, С.Точиска. А вот объединяющей музыкально-эстетической энергетики в лице дирижера исполнению, видимо, недоставало. Во всяком случае, среди моих знакомых музыкантов был один большой любитель оперы, который побывал на третьем или четвертом представлении и отзывался о дирижерской трактовке сдержанно. В следующем сезоне за пультом уже стоял обаятельный Пинхас Стайнберг, бывший в то время главным приглашенным дирижером Венской оперы. Кстати, в 2012 году он после 20-летнего перерыва вернулся сюда, чтобы с большим успехом исполнить «Андре Шенье»…

* * *

\1962. Лондон. Ковент-Гарден. После 1931 года это было первым обращением Королевской оперы к «Силе судьбы»… и последним в 20 веке. Следующее состоялось в лишь 2004 году. Таким образом, многие десятилетия лондонская публика была лишена возможности услышать эту оперу, не приживалась она, видимо, на английской почве. В самом деле, спектакль 1931 года прошел всего 4 раза и канул в лету, несмотря на все свои достоинства и качество исполнения. Забегая вперед скажем – спектакль 1962 года повторил, практически, его судьбу.

Инициатором постановки 1962 года стал ставший к тому времени музыкальным руководителем театра Георг Шолти. Режиссер-постановщик – знаменитый английский актер и кинорежиссер Сэм Уонамейкер, сценограф Майкл Найт.

Что касается состава, то вместе с Карло Бергонци в этой постановке пела весьма интересная певица Флориана Кавалли. Леонора – лучшая ее партия, которую она исполняла в Ла Скала, Римской опере, Катании, Буэнос-Айресе и др. Достаточно послушать, например, ее трактовку Леоноры в спектакле 1961 года театра Колон (с Р.Такером, Д.Таддеи, О.Домингес, П.Клабасси, дирижер Ф.Превитали), чтобы ощутить необычайное интонационное богатство звуковедения, иногда на грани декламационной экзальтации, превращающее ее героиню из несчастной жертвы рока, в его носительницу, что довольно необычно, но интригующе.24

В остальных партиях заняты Джон Шоу (Дон Карлос), Джозефина Визи (Прециозилла) и Ренато Капекки (Фра Мелитоне). Среди них наименее известен австралийский певец Шоу, несмотря на то, что с 1958 по 1974 он был одним из ведущих баритонов Ковент-Гардена, певшим, практически весь основной репертуар (Риголетто, Амонасро, Ренато, Ди Луна, Энрико, Тонио, Родриго, Скарпиа, Фальстаф, Шарплес, а также ряд вагнеровских ролей и др.).

Спектакль в премьерном сезоне прошел всего 7 раз (4 с первым составом). Был повторен дважды в 1973 и 1975 гг. уже без Шолти. Это все…

* * *

\1963. Сан-Франциско. Важность этой постановки маэстро Франческо Молинари-Праделли определяется, прежде всего, дебютом в роли Леоноры замечательной Леонтины Прайс. Среди других исполнителей Джеймс МакКрекен (Альваро), Жюльен Хаас (Дон Карлос).

\1967. Мадрид. Постановка входит в число двух, которые были записаны со знаменитой Еленой Сулиотис (первая сделана годом раньше на спектакле в Неаполе). Участники мадридского спектакля – дирижер Артуро Базиле, солисты К.Бергонци, Пьеро Каппуччилли и Паоло Вашингтон.

Эта дива, столь рано сошедшая с оперного олимпа, была в свое время окрещена «второй Каллас», за некоторое сходство с «Божественной». Действительно отдельные ноты в палитре Сулиотис напоминали Каллас, но дарование ее было вполне самобытным, хотя и противоречивым. Конечно, тянуться за «неправильностями» Каллас – безнадежное дело. «Что позволено Юпитеру, не позволено быку»! Но подражала ли Сулиотис ей? Не стоит втягиваться в бесконечные споры о том, как и правильно ли «вторая» гречанка использовала свой голосовой аппарат, те ли партии пела, что привело ее голос к столь ранней деградации? Лучше послушать Норму, Абигайль, Леди Макбет, etc. Интересно другое – эти две Леоноры принадлежат к сравнительно раннему периоду ее карьеры – всего спустя 2-3 года после дебюта (1964). В них кристаллизуется ее вокальная эстетика, если так можно сказать. И в такой бурлящей алхимической «лаборатории» выявляются многие пласты вердиевской музыки, которых ранее можно было не заметить…

\1969. Гамбург. Здесь в постановке, осуществленной чешским дирижером Богумилом Грегором, в партии Альваро дебютировал Пласидо Доминго. В 1971 году этот спектакль был записан с сильным составом: Райна Кабайванска (Леонора), Норман Миттельман (Дон Карлос), Мартти Тальвела (Отец-настоятель) и др.

* * *

Пора подводить некоторый итог. Многие замечательные артисты исполняли «Силу судьбы». Далеко не все из них перечислены в этом обзоре. Так, в партии Леоноры неоднократно выступали столь разные певицы, как Гена Димитрова или Юлия Варади, а в последнее время Виолета Урмана; Альваро пели Флавиано Лабо, Ландо Бартолини, Сальваторе Личитра, Дона Карлоса – Джорджо Дзанканаро, Маттео Манугуэрра, Карло Гуэльфи. Список весьма длинен – «Сила судьбы» наконец-то обрела достойное место на мировых оперных сценах. Если же говорить о дискографии оперы, то количество записей (студийных и «живых») перевалило за сотню.

О некоторых постановках последних лет мы писали на страницах нашего журнала, например о спектаклях в Опера Бастиль или в Опере Фландрии. До чего может в наше время дойти фантазия режиссера и сценографа «оперы опер» можно увидеть по внешнему облику спектакля Венской оперы 2008 года (режиссер Д.Паунтни, сценограф Р.Хадсон). В какой-то мере антиподом ему служит умеренная постановка во Флоренции 2007 года (режиссер Н.Жоэль, сценограф Э.Фриджерио, оригинальная продукция Цюрихской оперы). Дирижер обеих постановок – Зубин Мета.

Отдельная тема – российские певцы в зарубежных спектаклях «Силы судьбы». Отметим, например, яркое выступление Владимира Чернова в последней постановке оперы на сцене Метрополитен, которую осуществили Джеймс Ливайн и Джанкарло дель Монако в 1996 году с участием Шарон Суит, Пласидо Доминго, Роберто Скандьюцци.

Пели «Силу судьбы» на Западе также Сергей Лейферкус, Нина Раутио, Ольга Романько, Мария Гулегина, Гегам Григорян, Василий Герелло, Елена Зеленская, Сергей Ларин, Юлия Герцева, Елена Максимова и др. О некоторых из них мы поговорим в разделе, посвященном российским постановкам «Силы судьбы»…

«Сила судьбы» — возвращение в Россию.

Мы подошли к очень важному, финальному аккорду нашего исторического обзора. Позволю себе сделать пространное отступление от темы – полагаю, читатель, прочитав его, поймет причину.

К сожалению, при подготовке русской истории сценических воплощений «Силы судьбы» мне пришлось столкнуться с проблемами информационного характера. Почему получить исчерпывающую картину оказалось невозможно? Почему детальные исторические сведения о каком-нибудь далеком южноамериканском театре «Колон» доступны, а факты отечественной оперной истории, прошлого наших оперных театров запрятаны в архивах и не опубликованы? Причем это касается даже ведущих театров страны, уж не говоря о провинциальных. Исключения есть, но они редки и недостаточно исчерпывающи, например, двухтомник по истории Михайловского театра или Хроника МАМТа. Хочу уточнить – речь идет не о научных трудах, посвященных каким-то специальным аспектам истории оперы, не о подарочных альбомах или книжках «по случаю», в которых излагаются биографии выдающихся артистов, отдельные факты истории театров вперемежку с фотографиями, а о фундаментальных справочниках-анналах с систематической поспектакльной хронологией, именными указателями и пр. Почему не познакомить широкую публику, да и профессионалов со своим славным прошлым, тем более сейчас, в наш век интернета, когда можно даже не тратиться на дорогостоящие фолианты, а просто завести на официальном сайте архивный раздел, как это впечатляюще сделано в театре Метрополитен и не только в нём?

Кстати, наш главный российский театр уже много лет назад оповестил мир о готовящейся к изданию многотомной энциклопедии «Большой Театр». И где она? В каких бюрократических или экономических лабиринтах сгинула? Вопросы риторические и обращены в «никуда». Конечно, ситуация в музыкальном театре не является исключением и отражает общие тенденции во всех сферах жизни. Разумеется, «трендеть» о патриотизме легче, нежели делать свое, пускай и скромное, дело по сохранению исторической памяти и традиций.

Учитывая все сказанное, заранее прошу читателя меня простить – российская история «Силы судьбы» не будет слишком детальной – сведений не хватает. Я ведь не диссертацию пишу, не толстый научный труд, а журнальный обзор к юбилейной дате, и не могу себе позволить тратить недели (если не месяцы) в архивах, библиотеках, командировках, чтобы раздобыть исчерпывающую информацию о постановках и исполнителях, да еще и снабдить материал иллюстрациями, критическими отзывами прессы тех лет. Кое-что найти удалось, но хотелось бы намного больше!..

Продолжение →

Примечания:

22 Вакевич Жорж (1907-1984). Французский художник и сценограф, выходец из России (родился в Одессе). Участвовал в создании нескольких сотен фильмов, театральных и оперных постановок. Вместе с М.Вальман участвовал в постановке оперы «Диалоги кармелиток» Ф.Пуленка в Ла Скала (1957, мировая премьера). Среди его наиболее известных работ также знаменитый спектакль «Трагедия Кармен» Питера Брука (1983).

23 Однако Крус-Ромо с успехом пела партию Леоноры также в Метрополитен, Ла Скала, Ковент-Гардене.

24 Впрочем, в этом нет ничего удивительного, если добавить, что среди значительных достижений Кавалли также партии Электры Штрауса и Ренаты в «Огненном ангеле». Не могу удержаться, чтобы не привести замечательные мысли певицы по поводу прокофьевского образа: «Два месяца работала над голосом и окраской звука; ведь Рената - женщина со сложной психикой, и петь партию обычным звуком нельзя, будет неправдоподобно. Я долго искала нужное звучание. Такое, которое помогло бы раскрыть внутреннее состояние моей бедной Ренаты. Я стараюсь то затемнить звук, собрать его, то, наоборот, раскрепостить, расслабить, чтобы он парил <…> На высоких нотах, на выкриках, когда Рената впадает в безумие, я обеляю звук, чтобы сделать его обнаженно резким, болезненным» (Цит. по книге: Ю.А.Волков. Песни. Опера. Певцы Италии. М., Искусство. 1967). Полагаю, что цитата дает исчерпывающее представление о глубине творческого метода артистки.

Иллюстрации:

Леонтина Прайс – Леонора. Метрополитен. 1984 г.
Димитриос Митропулос.
«Сила судьбы». Вена. 1974 г. Эскиз декорации П.Л.Пицци.
Пласидо Доминго – Альваро. Гамбург. 1969 г.
«Сила судьбы». Вена. 2008 г.
«Сила судьбы». Флоренция. 2007 г.

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Сила судьбы

Произведения

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ