«Умершая трижды»

«Мария ди Руденц» в рамках Bergamo Musica Festival

Ирина Сорокина
Специальный корреспондент

Продукция Гаэтано Доницетти поразительна. На только физическое написание от руки более чем семидесяти партитур, кажется, не должно было хватить жизни. Но короткой жизни хватило, и многие сокровища все еще неизвестны широкой публике. Нынешней осенью Bergamo Musica Festival предлагает публике воистину очень редкие названия.

«Мария ди Руденц» подходит под многие стандарты мелодрамы первой половины девятнадцатого века. Первый, конечно, «тенор хочет заняться любовью с сопрано, а баритон ему мешает» (Коррадо, баритон, и Энрико, тенор, влюблены в одну и ту же женщину, Матильду). Второй: «умирают все, все, все». То есть почти все: оба сопрано и тенор. Остается в живых один баритон. Похоже на финал «Трубадура» (кстати, либретто оперы того же Сальваторе Каммарано). Автор иронизирует любя.

1/5

«Марию ди Руденц» Доницетти написал для Венеции в 1838 году. Источником либретто, как часто случалось в те времена, послужила французская пьеса Анисета Буржеуа и Жюльена де Майана, поставленная в парижском театре Порт-Сен-Мартен. Читая либретто и его литературный источник «Окровавленная монахиня» (доступный в итальянском переводе; об этом позаботился Фонд Доницетти, выпустивший к премьере целый сборник интересных материалов), отчетливо понимаешь, откуда взялся термин «бульварщина». Чего только не нагородили авторы, сочиняя историю «окровавленной монахини», то есть Марии ди Руденц: ужасную предысторию, в которой полагающий себя обманутым любовник оставляет на верную смерть возлюбленную (но она не умирает...), соперничество двух братьев (тенора и баритона), которые на самом деле братьями не являются, из-за женщины, соперничество двух женщин из-за мужчины, аж три смерти главной героини: сначала мнимая смерть в римских катакомбах, потом мнимая смерть от кинжала бывшего возлюбленного и, наконец, последняя и настоящая смерть по собственной воле, после убийства двоюродной сестры и соперницы и вследствие срывания бинтов с раны, которую нанес ей кинжал Коррадо. Переварить подобную вавилонскую мешанину, которая уже у современников вызывала негативные и иронические отклики, нелегко.

Итак, познакомим читателя с сюжетом малоизвестной и прекрасной оперы Доницетти. Действие происходит в Швейцарии в пятнадцатом веке. Мария ди Руденц сбежала из дому со своим возлюбленным Коррадо де Вальдорфом, так как ее отец не дал согласия на их брак. Влюбленные поселились в Венеции и жили счастливо, пока Коррадо не застал Марию за ночным разговором с неизвестным. Полагая, что возлюбленная изменила ему, он завел ее в римские катакомбы и оставил там, обрекая на верную смерть. Однако Мария не погибла, ее таинственный собеседник послал проводника, дабы вывести ее из катакомб. Мария возвращается в родные края, надеясь обрести покой в монастыре Арау. Знает об этом лишь пожилой Рамбальдо, связанный с семьей ди Руденц родственными узами; именно за беседой с ним застал Коррадо Марию, которая, таким образом, не является изменницей.

В первом действии Коррадо возвращается в места, где когда-то встретил и полюбил Марию. Он не забыл о пережитых страданиях, но надеется обрести покой в объятиях Матильды, двоюродной сестры Марии. Согласно завещанию отца Марии, Матильда вступит в права наследства, если Мария больше не появится в этих краях. И вот этот день наступил. Коррадо встречается с братом Энрико, они не виделись более пяти лет. Энрико вздрагивает, когда узнает о свадьбе Коррадо и Матильды: он тоже давно влюблен в нее. Свадебная церемония прерывается появлением Марии, которую все считали мертвой. К Энрико возвращается надежда. Мария прерывает брачную церемонию и гонит вон Матильду: ее судьба – монастырь.

Энрико просит Марию принять его и во время беседы умоляет Марию не губить Матильду, приговаривая ее к жизни в монастыре. Его раздирают противоречивые чувства, любовь в Матильде и ревность к брату. Мария знает, что на самом деле Коррадо и Энрико не связаны узами родства, но пока предпочитает молчать. У нее не вызывают сочувствия и слезы несчастной Матильды. На смену Энрико является Коррадо. Мария пытается убедить бывшего возлюбленного в своей невиновности, но Коррадо нет дела до нее: он влюблен в Матильду. Тогда Мария говорит ему, что Матильда станет монахиней или выйдет замуж за Энрико. Мария также открывает Коррадо правду о его происхождении: его отец, Уго ди Берна, был убийцей и за свои преступления кончил жизнь на виселице. Энрико не брат ему. Мария готова держать страшную правду втайне, если Коррадо вновь полюбит ее. На отказ Коррадо Мария отвечает угрозой: Матильду ждет смерть. Коррадо поражает ее кинжалом. Подоспевшему Рамбальдо и вассалам Мария говорит, что она сама нанесла себе смертельные раны.

Со смертью Марии Коррадо и Матильда могут, наконец, пожениться. Однако в замке Руденц ходят слухи, что по комнатам бродит призрак Марии. Рамбальдо открывает Энрико тайну относительно подлинного происхождения Коррадо. Тогда Энрико останавливает свадебный кортеж мнимого брата и Матильды и вызывает Коррадо на дуэль. Дуэль заканчивается смертью Энрико. Коррадо возвращается в замок к молодой жене. Из ее комнат доносится стон: это Мария, которую все принимали за призрак, но которая на самом деле осталась жива, проникла в комнаты новобрачной и убила ее. В отчаянии она срывает с ран бинты и умирает, но прежде прощает Коррадо и еще раз признается в любви к нему.

Уже у современников сюжет «Марии ди Руденц» с нагромождением невероятных событий и изобилием смертей в конце вызывал неприятие. В либретто Каммарано Коррадо остается в живых, во французском оригинале гибнут «все, все, все». На этот ультраромантический, «готический» сюжет Доницетти написал одно из лучших своих творений, которое на премьере потерпело провал. Виной тому были отличные от парижских вкусы итальянской публики: жанр horror, который ввел в моду Виктор Гюго, популярный у французов, не нравился их кузенам с Апеннинского полуострова. Фрагменты партитуры «Марии ди Руденц» были использованы впоследствии в других операх Доницетти, самая известная из них «Полиевкт», но кое-что было перенесено в «Габриэллу ди Верджи» и «Дочь полка». Невзирая на фиаско оперы в год ее рождения, «Мария ди Руденц» в девятнадцатом веке продолжала появляться на сценах театров. В двадцатом веке партию Марии спела Катя Риччарелли.

Совсем недавно Bergamo Musica Festival открылся «Трубадуром» в полусценической версии в исполнении почти никому неизвестных, но показавших высокий класс певцов, ныне слушателю снова предложен настоящий праздник музыки. Возможно, нам придется привыкнуть к тому, что театр в родном городе Доницетти дарит праздник за праздником.

Мария Биллери в главной роли «Марии ди Руденц» - подлинное событие. Партия главной героини очень трудна, длинна и требует совершенной вокальной техники. Не говоря уже о ее драматическом накале: здесь и разгон свадебного кортежа, и мнимая смерть от кинжала бывшего любовника, и безумная жажда мести, и убийство соперницы, и срывание бинтов с ран, и смерть (третья по счету!). Мария Биллери демонстрирует голос звонкий, насыщенный, выносливый, не знает трудностей в виртуозных пассажах. Ее голос - настоящее soprano drammatico d’agilità, драматическое сопрано с колоратурой, большая редкость, бесценный дар! У певицы из Пизы также яркий драматический темперамент, образ Марии получается у нее убедительным.

Дарио Солари – Коррадо не стал событием. Уругвайского баритона можно упрекнуть во многом, но его так и тянет «защитить»: партия Коррадо воистину убийственная, очень длинная, драматически насыщенная и мало уступает по трудности партии главной героини. Чего стоят только выходная ария, состоящая из трех частей, дуэт с Энрико, дуэт с Марией! Его персонаж почти все время на сцене. Солари весьма привлекателен и умеет создавать образ, но к его вокалу можно предъявить порядочное количество упреков: далекое от идеала звукоизвлечение, вызывающие ощущение опасности верхние ноты и порой даже нечто, похожее на хрип.

Тенор из Катании Иван Магри показывает себя истинным героем: он проводит всю партию, сидя в инвалидном кресле вследствие несчастного случая, приключившегося на генеральной репетиции. У Магри неплохой звонкий тенор и очень горячая, полная энтузиазма манера пения. Певец демонстрирует значительный творческий рост (в минувшем году автору слушала его в «Травиате» в Мачерате) и с честью выходит из нелегкого испытания, хотя партия Энрико ему пока «великовата».

Джильда Фьюме в партии Матильды и Габриэле Сагона в партии Рамбальдо создают достойную оправу трем главным героям.

Молодой дирижер Себастьяно Ролли, которого недавно счастливчики видели и слышали в «Трубадуре»,- маленький гений, который может вырасти в большого. Маленький в смысле молодой! Этого удивительного артиста, который по памяти дирижировал «Трубадуром», а теперь по памяти дирижирует «Марией ди Руденц», отличают необыкновенная любовь к музыке и тщательность в отделке. Ролли, кажется, проживает с каждым певцом его партию, достигая должного равновесие в звучании оркестра и солистов.

С театральной точки зрения дело обстоит хуже, хотя идеи сценографа Анджело Салы и режиссера Франческо Беллотто вполне функциональны. «Мария ди Руденц» - решительно «бедный» спектакль, бедный в прямом смысле этого слова. В Италии кризис, Bеrgamo Musica Festival не имеет финансирования, которым пользуются его более знаменитые и престижные собратья. Кошмарная история Марии и Матильды, Коррадо и Энрико, по замыслу Беллотто,- плод воспаленного воображения Коррадо, дни которого протекают в сумасшедшем доме. Невеселое место – тьма, пустота, холод - находится в ведении монахинь. Анджело Сала возводит на сцене лестницы и лестницы, много крутых лестниц, ведущих в никуда, они подобны мыслям в голове психически больного. Источник визуального решения ясен всякому, кто знаком с историей изобразительного искусства: «инстялляция» Салы отсылает к работам знаменитого голландского художника-графика Маурица Корнелиса Эшера, особенно к рисунку «Относительность». По этим лестницам медленно взбираются и спускаются призраки прошлого, их печальные фигуры проецируются на голые стены. Еще один источник вдохновения постановочной команды – фильм Мартина Скорсезе «Shutter Island», и Коррадо кажется прямо списанным с героя Леонардо Ди Каприо.

Редкая вещь, «Мария ди Руденц»! Но следующая встреча с оперой в Бергамо также возбуждает любопытство и заставляет биться сердце: театр Доницетти покажет «Безумного на острове Сан-Доминго».

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Гаэтано Доницетти

Персоналии

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ