Ла Скала и его инаугурационный репертуар

Евгений Цодоков
Главный редактор
Наш обзор инаугурационных сезонов Ла Скала не преследует цели сделать какие-то глубокомысленные и тем более однозначные выводы о репертуарной политике театра. Пусть сами итальянцы разбираются со своими культурными традициями, нравится или нет им то, что происходит в главном оперном театре страны. Наша задача была скромней — напомнить читателям о некоторых репертуарных вехах театра.

Послесловие к открытию сезона

Сегодня мы публикуем впечатления нашего автора Ирины Сорокиной об открытии нового сезона Ла Скала. В качестве своеобразного комментария к этому событию предлагаем читателям краткий исторический обзор инаугурационного репертуара главной оперной сцены Италии.

Италия – родина оперы, это утверждение невозможно оспорить. А одним из символов итальянского оперного искусства, безусловно, является легендарный миланский театр Ла Скала, ведущий свою историю с 1778 года. Более того, с полным основанием можно считать его «меккой» всего мирового оперного искусства. Сколько замечательных оперных премьер с великими певцами состоялось в этих стенах – не перечесть, не было такого исполнителя, который не мечтал бы выступить на этой сцене.

О высокой марке Ла Скала не понаслышке знают и в нашей стране – театр трижды в советские времена гастролировал в Москве, и люди среднего и старшего поколения хранят воспоминания об этих памятных днях.

И вот теперь приходится ко многим из восторженных эпитетов подобного рода добавлять прошедшее время. Так было! Но так ли обстоят дела сейчас?

Анализ состояния дел Ла Скала не является нашей сегодняшней темой, хотя тут наблюдается много грустного. Но хочется поразмышлять о его нынешней репертуарной политике – одном из краеугольных камней театрального дела. Это весьма характерный показатель творческого самочувствия театра, да и общего художественного климата в стране, включая ее национальные традиции. Тем более, если речь идет о знаковом событии – открытии сезона. Именно об инаугурационном репертуаре и пойдет речь.

Многие десятилетия, если не векá, в Ла Скала господствовали итальянские оперы, благо национальным шедеврам несть числа. Это было предметом заслуженной гордости итальянцев. Впечатляет перечень одних только мировых премьер. Вот самые знаменитые – «Пробный камень» и «Турок в Италии» Россини, «Пират» и «Норма» Беллини, «Лукреция Борджиа» и «Мария Стюарт» Доницетти, «Набукко», «Ломбардцы», «Отелло» и «Фальстаф» Верди (а всего 7 опусов великого мастера), «Мефистофель» и «Нерон» Бойто, «Джоконда» Понкьелли, «Валли» Каталани, «Мадам Баттерфляй» и «Турандот» Пуччини.

Открытие сезона – наиболее торжественный день в жизни театра, он символический и в масштабах страны. В этот день театр зачастую посещают Президент Италии, Премьер-министр, крупные общественные деятели, представители художественной элиты и другие почетные гости. Испокон века открытие миланских сезонов собирало лучшие мировые певческие имена и, прежде всего, итальянские. Замечательные произведения старых мастеров, опусы Спонтини, Россини, Доницетти, Беллини, Верди, Понкьелли, Бойто, Каталани, Масканьи, Леонкавалло, Пуччини звучали в эти дни.

Разумеется, есть и исключения. Но они были редки, и их даже стоит упомянуть. Первым иностранным произведением, удостоившимся инаугурационной чести (так иногда называют церемонию открытия нового сезона) стала опера чешского композитора Йозефа Мысливечека «Армида», однако, на сюжет великого итальянца Торквато Тассо. Это событие произошло уже через год после основания театра, в сезоне 1779/80 гг. Лишь спустя 20 лет такая практика нашла свое продолжение – в 1799 году очередной сезон открыла «Лодоиска» уроженца Германии Симона Майра, который, впрочем, значительную часть своей жизни прожил в Италии, и считается итальянским композитором. Произведения Майра весьма ценились при его жизни и ставились в Ла Скала неоднократно.

Череда исключений продолжилась в 1807 году «Клеопатрой» австрийского композитора Йозефа Вейгля, хотя и тут следует сделать важное примечание – это был опять-таки типично итальянский опус на текст весьма популярного в те годы итальянского либреттиста Луиджи Романелли, писавшего для того же Майра, Россини, Меркаданте, Пачини и др.

Знаменательное событие произошло в 1818 году – впервые сезон был открыт моцартовским опусом – оперой «Милосердие Тита». И вновь надо заметить – это была итальянская опера-сериа, на итальянское либретто и с итальянским сюжетом из римской истории.

Потребовалось целых 20 лет, чтобы в 1838 году Ла Скала вновь обратился к зарубежной опере для открытия сезона. Это был знаменитый опус французского композитора Обера «Немая из Портичи». Излишне напоминать, что сюжет в опере – итальянский.

Следующий перерыв был еще более значительным – спустя более четверти века сезон 1865/66 годов открылся «Жидовкой» Галеви, пользовавшейся огромной популярностью. Это была, пожалуй, первая опера в нашем списке, не связанная непосредственно с итальянской тематикой.

Весьма любопытным оказалось открытие сезона 1869/70 гг. Ничем иным, кроме как политической «игрой» не объяснить того факта, что в Ла Скала была поставлена опера польского князя и дипломата Юзефа Понятовского, носившего также титул Великого герцога Тосканского. Этот вельможа увлекался музыкой и пением. Его композиторский дар иначе, нежели любительским, не назовешь. Однако он написал несколько опер, и одна из них «Пьеро ди Медичи», опять-таки на итальянскую тему, была исполнена на миланской сцене.

Начиная с 1875 года зарубежные опусы стали все чаще открывать миланские оперные сезоны. 1875/76 – «Ромео и Джульетта» Гуно, 1876/77 – «Гугеноты» Мейербера, 1877/78 – его же «Африканка», 1885/86 – «Кармен» Бизе, 1887/88 – «Царица Савская» очень популярного в те годы и не забытого поныне Кароя Гольдмарка.

В каком-то смысле исторической вехой стал сезон 1889/90 гг. Он впервые открылся оперой Вагнера, «Нюрнбергскими мейстерзингерами». Италия переживала в те годы увлечение его творчеством, музыкальная общественность разделилась на два лагеря – приверженцев национальной традиции и вагнеристов. Известно знаменитое высказывание Верди по этому поводу: «Если немцы, исходя от Баха, доходят до Вагнера, то они поступают как подлинные немцы. Но мы, потомки Палестрины, подражая Вагнеру, совершаем музыкальное преступление, создаем искусство ненужное и даже вредное». Как бы то ни было, инаугурационный список Ла Скала пополнился вагнеровскими опусами – «Тангейзер», «Валькирия», «Гибель богов», «Зигфрид». Стали появляться изредка и другие имена. Среди них Сен-Санс («Генрих VIII»), Берлиоз («Осуждение Фауста»).

Еще одно знаменательное историческое событие случилось в сезоне 1915/16 гг. Впервые на открытии сезона Ла Скала была исполнена русская опера – «Князь Игорь» Бородина. Стоит упомянуть некоторых участников того спектакля. Дирижировал Джино Маринуцци, в качестве сценографа выступил наш замечательный художник Александр Головин. Среди солистов отметим только знаменитых: дебютировавшего на миланской сцене Тито Скипу (Владимир Игоревич), Джильду Далла Рицца (Ярославна) и Джузеппе Данизе (Игорь). В дальнейшем зарубежные оперы изредка, но регулярно, продолжали открывать миланские сезоны, оттеняя основной принцип – приоритет национального репертуара, которым не грех гордиться! Никакой особой закономерности здесь не просматривается. И на этом можно было бы поставить точку, если бы не довольно интересный поворот событий. К нему и перейдем.

После 2-й мировой войны репертуарная политика кардинально изменилась. Вот факты. С 1945 по 1974 год – 30 лет (!) ни одного зарубежного названия в инаугурационном списке Ла Скала не появлялось. Только свои шедевры, которых с лихвой хватало. Кстати, уместно здесь будет упомянуть, что в 1951 году в Ла Скала установилась новая традиция и сезон стали открывать именно в день Святого Амвросия – 7 декабря. В 1951 году под управлением Виктора де Сабаты была исполнена «Сицилийская вечерня» Верди.

Изменения произошли с приходом в театр Клаудио Аббадо. Это выдающийся дирижер был неординарной личностью. Как пишет в своей знаменитой книге «Маэстро Миф. Великие дирижеры в схватке за власть» Норман Лебрехт, – «итальянец, стремящийся быть космополитом», «он придерживался левых политических взглядов и был по музыкальной культуре своей модернистом. Среди ближайших друзей Аббадо – композитор-коммунист Луиджи Ноно, мировую премьеру оперы которого «Под яростным солнцем любви» на тексты Брехта, Горького, Маркса, Ленина, Че Гевары, Кастро, он осуществил в 1975 году, правда, не в Ла Скала, а в миланском театре «Лирико», пригласив в качестве режиссера-постановщика Юрия Любимова.

Именно Аббадо прервал эту итальянскую оперную череду в день Святого Амвросия, культивировавшуюся со времен Де Сабаты, и исполнил на открытии сезона 1974/75 гг. «Фиделио» Бетховена. Под его управлением в дальнейшем прозвучали также «Борис Годунов» Мусоргского (открытие сезона 1978/79), «Лоэнгрин» (1981/82) и «Кармен» (1984/85). Тенденцию Аббадо продолжил Риккардо Мути, который в период с 1987 по 2002 год неоднократно открывал сезоны зарубежными операми («Дон Жуан», «Идоменей», «Парсифаль», «Валькирия», «Волшебная флейта», «Армида» Глюка, «Гибель богов», «Ифигения в Авлиде» Глюка). Разумеется, творческие принципы этих титанов были совершенно различными. Однако, тенденции к глобализму, если так можно выразиться, у них совпадали.

И все-таки, никогда до недавнего времени не было такого, чтобы зарубежные оперы доминировали и ставились на открытии нескольких сезонов подряд. Всегда они перемежались знаковыми опусами итальянского репертуара. Все изменилось после появления в театре Даниэля Баренбойма, сначала как главного приглашенного дирижера, а затем и музыкального директора. Достаточно взглянуть на инаугурационный список последних шести лет, чтобы понять – старая добрая традиция перечеркнута. Вот список его премьер – «Кармен», «Валькирия», «Дон Жуан», «Лоэнгрин», «Фиделио». Лишь единственный раз в 2013 году новая традиция уступила место старой и была исполнена «Травиата» (причем не им, а Даниэле Гатти). И для этого потребовался особый повод – 200-летие Верди!

Кстати, такое изменение репертуарных принципов сполна почувствовали московские поклонники итальянского оперного искусства и театра Ла Скала. На последние гастроли в Москву, спустя почти четверть века после памятного визита 1989 года, театр привез… «Дон Жуана». Безусловно, великую оперу. И дело даже не в том, в какой постановке она была нам показана. Если бы моцартовский опус представили в числе итальянских шедевров, и вопросов бы не было. Но как единственное произведение? Я предлагаю читателям пофантазировать – а что, если бы допустим Большой театр решил представить на только что прошедших гастролях в США не «Царскую невесту», а, к примеру, «Дона Карлоса» или «Так поступают все». Сознательно называю очень достойные спектакли, которые не стыдно показать! Оставляю этот вопрос риторическим…

Наш обзор инаугурационных сезонов Ла Скала не преследует цели сделать какие-то глубокомысленные и тем более однозначные выводы о репертуарной политике театра. Пусть сами итальянцы разбираются со своими культурными традициями, нравится или нет им то, что происходит в главном оперном театре страны. Наша задача была скромней – напомнить читателям о некоторых репертуарных вехах театра.

Баренбойм нынче покидает Ла Скала. Директорское место Стефана Лисснера не без скандала занял Александр Перейра. Что будет дальше – покажет жизнь.

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Ла Скала

Театры и фестивали

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ