Мефистофель и Фауст в Праге

Мефистофель и Фауст в Праге
Культуролог
Опера Бойто имела долгую историю – желание вместить как можно больше материала из трагедии Гете привело к тому, что ее первый вариант, который был представлен в 1868 году в театре Ла Скала и длился более 5 часов, потерпел полный провал. Критики упрекали его в неудачном подражании Вагнеру, в отсутствии целостности. Композитор взялся за переделку оперы, и, прежде всего, либретто, что было для него профессиональным занятием. Бойто написаны либретто к операм Верди, Каталани, Понкьелли, переведен ряд либретто иностранных композиторов. В новой версии «Мефистофеля» перемены были значительны, во многом автор пошел навстречу желаниям публики, сокращая многие сцены.

Заметки культуролога

Тема Фауста и Мефистофеля – одна из наиболее значительных в европейской культуре. Средневековая легенда о докторе Фаусте, став предметом великой трагедии Гете, привлекала к себе и композиторов. Вечные вопросы добра и зла, греха и искупления, жизни и смерти нашли выражение в музыке Мендельсона, Листа, Берлиоза, Шумана, Вагнера, а на оперной сцене наибольшую известность получил «Фауст» Гуно, с триумфом шествующий по оперным сценам мира по сей день. В то время как у Гуно содержание оперы сводится, в основном, к любовной истории Фауста и Маргариты, Арриго Бойто, известный как либреттист ряда опер Верди, стремился передать более сложную смысловую наполненность трагедии Гете, что отражено и в названии – «Мефистофель», дух, играющий судьбами людей. Сложность трагедии Гете требовала соответствующего музыкального воплощения, и неудивительно, что сам поэт считал, что только Моцарт способен на это, но великий композитор умер за два десятилетия до опубликования первой части трагедии, а в это время уже наступила новая эпоха – эпоха романтизма.

Бойто использует обе части трагедии, таким образом, история Маргариты становится лишь эпизодом, а ее характер гораздо менее тщательно проработан, чем образ Гретхен у Гуно. Отсутствует у Бойто и такой персонаж как Валентин, брат Маргариты. Любовь Маргариты не вызывает у Фауста желания «остановить мгновенье», и Мефистофель переносит его в Древнюю Грецию, где он встречает воплощение идеала женской красоты, Прекрасную Елену, которая тоже не может «остановить мгновенье». В результате Фауст находит этот момент среди людей, произнося знаменитую фразу из Второй части трагедии: «Лишь тот достоин счастья и свободы, кто каждый день готов за них идти на бой». Под звуки торжественного хора, сжимая библию в руках, Фауст получает божественное прощение, а Мефистофель удаляется в свое царство.

Опера Бойто имела долгую историю – желание вместить как можно больше материала из трагедии Гете привело к тому, что ее первый вариант, который был представлен в 1868 году в театре Ла Скала и длился более 5 часов, потерпел полный провал. Критики упрекали его в неудачном подражании Вагнеру, в отсутствии целостности. Композитор взялся за переделку оперы, и, прежде всего, либретто, что было для него профессиональным занятием. Бойто написаны либретто к операм Верди, Каталани, Понкьелли, переведен ряд либретто иностранных композиторов. В новой версии «Мефистофеля» перемены были значительны, во многом автор пошел навстречу желаниям публики, сокращая многие сцены. Партия Фауста была переписана для тенора, переработана ария Маргариты «L'altra notte in fondo al mar», сокращены сцены Фауста и Вагнера. Премьера состоялась 4 октября 1875 года в Болонье и имела большой успех. С тех пор опера ставилась на многих сценах мира, и ее успех во многом связан с великими исполнителями партии Мефистофеля. Федор Шаляпин дебютировал в этой роли в 1901 году в Ла Скала, в роли Фауста тогда выступал Энрико Карузо. За пределами Италии судьба оперы не была столь счастливой, возможно, по причине отсутствия эффектных арий, столь характерных для «Фауста» Гуно.

Для Праги тема оперы имеет особое значение – именно в этом городе, по легенде, жил ученый доктор Фауст. Обращение к опере Бойто также соответствует интересу, который она вызвала у известного чешского композитора Йозефа Фёрстера в 1885 году. Впервые опера Бойто была поставлена в Праге в 1881 году в Сословном театре, а в 1885 году состоялась премьера в Народном театре, в чешском переводе, в постановке Франтишека Колара. На проятжении ХХ века опера ставилась не раз, в частности с участием известного чешского баса Вилема Житека в 1936 году В 1999 Словацкий Национальный театр из Братиславы представил свою постановку оперы в Народном театре, в которой дирижировал Растислав Стур, а главную партию пел известный бас Петер Микулаш, который выступал и в нынешней премьере Чешской государственной оперы, которая состоялась 22 января.

Мне удалось побывать втором на премьерном спектакле 24 января. Дирижировал приглашенный дирижер Марко Гвидарини, и оркестр под его управлением звучал великолепно. Сразу хочется сказать, что музыка оперы прекрасна, ранее я слышала это произведение только в записях, поскольку на оперной сцене оно идет не часто. Оркестровые и хоровые фрагменты являются, во многом, украшением оперы, производя впечатление величия, соответствующего духу великого произведения Гете. Гвидарини имеет богатый опыт работы с различными оркестрами (Ла Скала, Метрополитен, Большого театра, и др.), в его репертуаре более 70 опер и ряд симфонических произведений. Именно дирижеру принадлежит заслуга целостной интерпретации произведения, сложного по архитектонике, объединения солистов и многочисленных хоровых фрагментов во впечатляющее музыкально-театральное событие. Сам дирижер считает, что «Мефистофель» обращается к фундаментальным философским вопросам, желанию вечной молодости, неувядающей красоты, бесконечного знания. По мнению Гвадарини, эта опера раскрывает нам правду о нас самих. Фауст и Мефистофель представляют метафору этих желаний, страхов, иллюзий и надежд. Таким образом, когда мы слушаем «Мефистофеля», мы совершаем уникальное путешествие и открытие.

Если говорить о солистах, то прежде всего, конечно, значимой фигурой является Мефистофель, именно на нем и сконцентрировал свое внимание Бойто-либреттист и Бойто-композитор. Мефистофель как воплощение вечного отрицания добра, красоты и истины, Мефистофель, уверенный в своей способности одержать победу над небесными силами через греховность человека, выражает себя в знаменитой арии «Son lo spirit», которая у меня ассоциировалась с исполнением Шаляпина и Чезаре Сьепи. В исполнении Петера Микулаша, обладателя красивого «бархатного» голоса, дух зла скорее напоминал мудрого советчика, который слишком хорошо знает этот мир, чтобы допускать какие-либо иллюзии. Вокально Мефистофелю не хватало темных ноток угрозы, скрывающихся за обольстительными обещаниями, внешне артист был похож на благожелательного, умудренного опытом человека, направляющего заблудившегося на жизненном пути ученого. Будучи несколько смущенной такой трактовкой, я после спектакля спросила Петера, почему его Мефистофель представляется таким благожелательно-добрым, на что очаровательный в жизни (и на сцене) артист ответил: «Почему бы и нет? Ведь он хочет всем хорошего». Призывает к размышлению – где грань между добром и злом? И какие силу ведут борьбу за душу человека – можем ли мы это знать, и уверены ли мы в существовании бессмертной души? Эти вопросы в опере представлены многочисленными хоровыми эпизодами, которые были очень качественно озвучены под руководством хормейстера Мартина Бухта. Режиссер – Иван Крежчи – показал типичную для режиссерской оперы постановку с элементами современности, фэнтези и фольклора.

Что касается остальных персонажей оперы, можно остановиться на небольшой роли Марты в очень колоритном исполнении Ивоны Шкваровой, которая показала жизненное обаяние простой женщины, полной земных желаний и радостей. Ни Маргарита (Альжбета Полачкова), ни Елена (Джитка Свободова) не поразили ни вокально, ни артистически, как и Фауст в исполнении Рауля Ириарте, который был невыразителен и холоден. Тем не менее, опера состоялась – и подлинным ее героем стала музыка, замечательная, выразительная, разнообразная по мелодике, настолько насыщенная, что ее бы хватило на несколько разных опер, музыка, воплотившая все богатство идей Гете и всю сложность человеческой жизни. Я пожалела, что не попала на спектакль, где Мефистофеля пел молодой словацкий бас Штефан Коцан. Его глубокий бас, великолепная сценическая внешность и харизма как нельзя более подходят для роли зловещего обольстителя. Тем не менее, обаяние Петера Микулаша раскрывает другую сторону этого вечного персонажа нашей культуры, Мефистофеля, духа сомнения, духа, призывающего нас остановить прекрасное мгновение нашей жизни. А Пражская опера обогатилась еще одной постановкой, столь органичной для этого города, полного легенд и мистики, музыкальных реминисценций о великих героях прошлого, среди которых полноправное место занимают Фауст с Мефистофелем.

Автор фото — Hana Smejkalova

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Арриго Бойто

Персоналии

Мефистофель, Фауст

Произведения

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ