Дель Монако (del Monaco) Марио (1915-1982)

Евгений Цодоков
Главный редактор

Итальянский певец (тенор). Родился 27 июня 1915 года во флорентийской семье с богатыми музыкальными традициями, где все увлекались вокальным искусством. Его мать Флория Джакетти была кузиной Ады Джакетти, первой жены Карузо 1. В свою очередь, сестра Ады Рина Джакетти (1880-1959) была известнейшей певицей, сделавшей большую карьеру (прежде всего в Лондоне), гастролировавшей в Петербурге. Отец, будучи одно время в Нью-Йорке музыкальным критиком, мечтал о певческой карьере сыновей. Детство провел в Кремоне, затем в Ливии. По возвращении в Италию семья поселилась в Пезаро. Здесь в 1928 Д. М. начал посещать Музыкальный лицей Россини по классу скрипки. Однако, юношу влекло пение, что было замечено и поддержано родителями. В местной консерватории юноша учился у знаменитого педагога А.Мелокки, также посещал студию живописи и скульптуры.

Получив стипендию за участие в конкурсе, продолжил музыкальное образование в школе при Римской опере, но вскоре вынужден был вернуться к Мелокки, так как почувствовал, что его голос ухудшился. В 1938 был призван в армию, должен был демобилизоваться в 1940, но из-за начавшейся войны прослужил до 1943. Во время мировой войны, продолжая службу в армии, выступал на сцене. Профессиональный дебют певца состоялся 31 декабря 1940 года в партии Пинкертона в миланском театре Пуччини. В 1941 спел Каварадосси в Парме (здесь его партнершей была Канилья), участвовал в этом театре в мировой премьере оперы «Ариодант» Роты (1942). В сезоне 1943/44 выступал в Венеции в Ла Фениче в партии Рудольфа (эту партию он исполнял еще в 1941), затем пел здесь Ричарда в Бале-маскараде (1945) и др. В 1945 в Вальданьо впервые выступил в одной из своих коронных партий Андре Шенье в одноименной опере Джордано.

В послевоенные годы карьера певца развивалась весьма успешно. В 1945 он пел в Бергамо, Тревизо, Триесте и Милане. 16 декабря 1945 впервые выступил с труппой Ла Скала (в то время дававшей спектакли на различных итальянских сценах, в т. ч. в миланском театре Лирико, так как историческое здание Ла Скала было разрушено в 1943 году), исполнив партию Пинкертона. В этом спектакле в заглавной партии в последний раз пела на оперной сцене знаменитая певица и педагог Адами-Корадетти. В 1946 он исполнил на фестивале Арена ди Верона партию Радамеса и гастролировал с театром Сан-Карло в лондонском Ковент-Гардене (Каварадосси, Рудольф, Пинкертон, Канио). В 1946-47 выступал в Риме (Луиджи в Плаще Пуччини, Хозе, Туридду). В 1947 пел в Стокгольме в «Тоске» и «Богеме» с участием Гоби и Фаверо, в 1948 в Риме Лориса в Федоре Джордано. В том же году артист впервые выступил на сцене вместе с Каллас, исполнив в Генуе партию Калафа в Турандот.

Сам певец в своих воспоминаниях отмечает, что наиболее успешным для него стал 1947 год, когда он выступил на сцене более 100 раз.

Важнейшим для певца стал также 1949 год. Он с блеском выступает в Ла Скала (дебют на восстановленной сцене театра) в партиях Де Грие в Манон Леско под руководством Вотто и Андре Шенье с Де Сабатой. На гастролях в аргентинском театре Колон выступает с Каллас в «Турандот». Поет здесь также ряд других партий, в т. ч. участвует в опере «Гуарани» Гомиша (партия Пери). В 1950 там же впервые выходит на сцену в своей лучшей, ставшей харизматичной, роли – Отелло. Этим же годом датируется его американский дебют в Сан-Франциско (Радамес). Осенью 1950 по предложению Бинга дебютирует в нью-йоркском Метрополитен (Де Грие). После дебютного успеха он подписывает контракт с театром, где в дальнейшем регулярно выступает с 1951 года. Всего за 9 лет в ведущем американском театре он исполнил множество ролей (Радамес, Туридду, Манрико, Хозе, Каварадосси, Энцо в Джоконде Понкьелли, Дон Альваро в Силе судьбы, Самсон и др.). Особенно надо отметить его выступления в новой постановке «Андре Шенье» (1954) с участием Милановой и Уоррена, Норме (1956), где впервые на сцену Метрополитен вышла Каллас, и «Отелло» (1958) с участием Лос Анхелес и Уоррена. Завершил свою нью-йоркскую карьеру певец партией Канио в 1959.

В 50-г гг. артиста постоянно можно было услышать на главной итальянской сцене в Ла Скала. Отметим спектакли Валли Каталани (партия Хагенбаха) в 1953 вместе с Тебальди в заглавной партии, «Отелло» (1954, с Тебальди; 1959 с Ризанек), «Норму» (1955, с Каллас), Лоэнгрин (1959, заглавная партия), Троянцы Берлиоза (1960, партия Энея) и др.

Среди других работ в этот период Рудольф (1950, Неаполь), Дон Альваро (1953, Флоренция), Дик Джонсон в Девушке с Запада Пуччини (1954, Флоренция), Каварадосси (1954, Неаполь), заглавная партия в вердиевской Эрнани (1957, Флоренция), Отелло (1957, Венская опера, под управлением Караяна), Канио (1958, там же). Наконец, феноменальный успех ожидал мастера в 1959 в Москве, когда на сцене Большого театра он выступил в партиях Хозе и Канио. На его московской премьере присутствовал Н.С.Хрущев.

В 60-е гг. карьера певца продолжилась столь же успешно. В 1960 он пел в Белграде («Кармен», «Паяцы») в присутствии маршала И.Броз Тито. Затем Д.М. исполнил партии Отелло в Неаполе и Хозе в парижской Гранд-опера. После московского успеха в «Кармен», который заслуженно разделила с певцом Архипова, Д.М. организует гастроли нашей примадонны в Неаполе и Риме, где выступает вместе с ней в этой опере (1961). В 1962 он с блеском исполняет свою любимую роль Отелло в Ковент-Гардене под управлением Шолти (с участием Кабаиванской и Гобби). Однако в декабре 1963 его постигает несчастье. Он попадает в автокатастрофу, после которой прерывает свои выступления на 8 месяцев, так полностью и не оправившись в дальнейшем от ее последствий. Вернулся артист на сцену лишь в августе 1964 в Торре дель Лаго, с трудом спев партию Каварадосси по просьбе Гобби. Несчастный случай вынудил певца отказаться от приглашения Виланда Вагнера на Байрёйтский фестиваль для участия в «Лоэнгрине». Не смог он принять участия и в постановке вагнеровской оперы Риенци в Ла Скала под управлением Шерхена. Однако к осени артист сумел все же частично восстановиться, и спел в Далласе и Филадельфии партию Самсона.

Дальнейшие выступления певца продолжаются вплоть до 1975. В 1965 он поет партию Лориса в Неаполе, в 1966 осуществляет оставшуюся единственной попытку исполнить партию Зигмунда в Валькирии (Штутгарт, на немецком языке). В 1970 вновь гастролирует в Белграде. В 1972 в Неаполе исполняет заглавную партию в опере Верди «Стиффелио». В том же году он в последний раз поет партию Отелло в Брюсселе. Среди последних выступлений на сцене роль Луиджи в Торре дель Лаго (1974, в постановке, посвященной 50-летию со дня смерти Пуччини), партия Канио в Венской опере (1974), а также серия прощальных спектаклей в Неаполе и Палермо (1975).*

С 1948 года Д. М. принимал участие в съемках нескольких фильмов, в т. ч. в кинолентах «Бессмертные мелодии» (1953, о жизни Масканьи, роль тенора Станьо), «Джузеппе Верди» (1953, режиссер Р.Матараццо, роль знаменитого Таманьо и ряд др.), «Трагедия Риголетто» (1954, фильм-опера, режиссер Ф.Калзавара, в заглавной роли Гобби), «Заключительный аккорд» (1960), «Первая любовь» (1977, режиссер Ризи, в этом фильме певец выступал только как актер) и др. Большую популярность приобрел также фильм-опера «Отелло» с его участием (1958, дирижер Серафин, солисты Картери и Капекки). Певец также озвучивал киноленты «Молодой Карузо» и «Прекраснейшая женщина на свете» о знаменитой певице Кавальери, роль которой исполнила Джина Лоллобриджида (в фильме о Кавальери голосом Д.М. пел тенор во фрагментах из «Тоски»).

Д. М. принадлежит к плеяде наиболее выдающихся мастеров вокала 20 в. Его объемный и мужественный голос большой силы и красивого тембра с ясными верхами, блестящее владение дыханием поражали воображение публики. Лучше всего певцу удавались героические партии мощного накала с крупным «рисунком» роли (Отелло, Андре Шенье). Его трактовка образа Отелло была признана выдающимся достижением в истории оперного искусства и удостоена премии «Золотая арена» (1955). Певец был также мастером трагедийно-романтической интонации, позволявшей ему вдохновенно интерпретировать такие роли, как Хозе, Де Грие в «Манон Леско» и ряд др.

Автор автобиографической книги «Моя жизнь и мои успехи» (1982), переведенной на русский язык в 1987 году.

Скончался Д.М. 16 октября 1982 года в местечке Местре близ Венеции.

Певец оставил большое фонографическое наследие, включающее в себя как «живые» (live), так и студийные записи. Среди лучших студийных записей «Отелло» (Dec., дирижер Караян), «Андре Шенье» (Dec., дирижер Гаваццени), «Валли» (Dec., дирижер Клева), «Девушка с Запада» (Dec., дирижер Капуана) и др.

Примечание:

* По словам самого артиста, опубликованным в автобиографической книге воспоминаний, его творческий путь на сцене завершился венскими спектаклями «Паяцев». Однако весьма часто бывает, что память изменяет мемуаристам, в результате чего возникают разночтения в тех или иных карьерных фактах.

Приложение:

В этом приложении к словарной статье о великом певце редакция предлагает читателям фрагменты его мыслей и взглядов на оперное искусство (в частности, на оперную режиссуру), высказанные им на страницах книги «Моя жизнь и мои успехи».

«В последние годы своей карьеры я наблюдал эволюцию – а может быть упадок? – оперного искусства. <…> Неужели с появлением технических средств, которые сегодня позволяют режиссеру достигать особых ошеломляющих эффектов, начался закат великих имен бельканто? <…> сегодня режиссеры, в том числе пришедшие из кино, обретают в опере пространство для своих изысканий. <…> Кроме того, над певцами учинили какую-то актерскую революцию. Жесты теперь должны быть менее «мелодраматическими», грим не столь тяжелым, и вообще актерская игра одержала верх над собственно оперой. Не случайно поэтому Мария Каллас получила столь громкую славу в наше время. Достоинства сопрано у нее объединялись с достоинствами крупной драматической актрисы. Лично мне довелось пережить несколько замечательных и даже в чем-то гротесковых эпизодов, связанных с этими изменениями. Особенно хочется упомянуть о следующем. Дело происходило на веронской Арене, где Роберто Росселини ставил «Отелло». Этот пример можно назвать даже образцовым. Росселини не проявлял ни малейшего интереса к певцам, и вся его режиссура ориентировалась на световые эффекты и передвижения масс. Присутствующая на репетициях его тогдашняя жена Ингрид Бергман посоветовала мужу упрятать подальше хористов как «дурной антиэстетический элемент».

Далее Дель Монако пишет, что Росселини «задумал сделать более реалистичным и более драматичным ураган в первом акте с помощью искусственного тумана <…> Здесь и проявилась его ограниченность режиссера, который совершенно не разбирается в проблемах оперы». Суть дальнейшего рассказа певца об этом эпизоде заключается в том, что, решив добиться визуальных эффектов при помощи различных пиротехнических средств, Росселини совершенно не учел особенностей работы певца на сцене, которому нужно дыхание. (!) На артиста был направлен дым, в угаре которого петь было совершенно невозможно, и он чуть было не потерял голос из-за всех этих так называемых театральных «экспериментов».

На фото:
Марио дель Монако

1 - Здесь и далее набранное курсивом слово отсылает читателя к соответствующей статье оперного словаря. К сожалению, до опубликования полного текста словаря использовать такие ссылки будет невозможно.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ