Граф Ори (Le Comte Ory)

Евгений Цодоков
Главный редактор

24 марта в театре «Метрополитен» состоялась первая на этой сцене постановка оперы Россини «Граф Ори». Мы публикуем в этом номере журнала рецензию А.Курмачева на постановку, а также предлагаем нашим читателям словарную статью Е.Цодокова об этой опере.

Опера итальянского композитора Россини 1 в 2-х актах (1828, Париж). Либретто Скриба и Ш.Г.Делестра-Пуарсона (на французском языке) по одноименному водевилю Скриба.

Главные персонажи: Граф Ори (тенор), Графиня Адель (сопрано), Изолье (меццо), Гувернёр (бас), Рэмбо (баритон), Рагонда (меццо), Алиса (сопрано) и др. (дамы и рыцари, крестьяне и крестьянки).

Действие происходит во Франции в Турени в эпоху Крестовых походов около 1200 года.

Краткое содержание:

1 акт.

Граф Формутье со своими рыцарями отправился в Крестовый поход. Дома осталась его сестра графиня Адель, давшая перед отъездом брату обет целомудрия. Однако не все рыцари ушли на ратный подвиг. Известный молодой распутник граф Ори, зная, что Адель осталась без защиты брата, мечтает проникнуть к ней в замок и соблазнить. Однако как это сделать, если в замок не пускают посторонних мужчин? Ори пошел на хитрость. Вместе со своим другом Рембо они поселяются неподалеку от замка в обличье паломников-отшельников. Никто не узнаёт их. Рембо организует праздник для крестьян, любезничает с обитателями замка, Рагондой, хранительницей замка, обещая, что отшельник даст многим утешение. К тому спешат за советами, надеясь на решение проблем и облегчение своей участи. Вот и сама Адель обращается к «старцу», ведь ее обуревают любовные томления – она влюблена в графского пажа Изолье. Приходит к отшельнику и Изолье, также увлеченный Аделью, и делится с ним своим дерзким планом – проникнуть внутрь замка под видом паломника. Ори приходится по нраву этот план. Распутник и сам с удовольствием намерен воспользоваться им для своих целей. Тем более, что он уже успел освободить Адель от тягостей обета и предостеречь от козней Изолье, который, якобы является не тем, за кого себя выдает. Весь план, однако, рушится из-за подозрительного графского гувернёра, который в поисках внезапно «исчезнувшего» графа сумел разгадать хитрость перевоплотившегося в отшельника Ори и разоблачает его перед графиней. Тем временем, Адель получает письмо от брата, что тот уже возвращается и через пару дней будет дома.

2 акт.

Адель и Рагонда радуются, что опасность, исходящая от притязаний Ори, миновала. Однако самонадеянный граф считает, что не все потеряно. Он с Рембо и своими друзьями придумывает новый, еще более хитроумный план – ночью во время грозы они переодеваются паломницами-монашками и в своей жалобной песне просят приюта в замке. Их впускают. «Мать-настоятельница» (это не кто иной, как переодетый Ори) горячо благодарит графиню. Рембо и их спутники находят в погребах вино, и начинается веселая попойка. Однако вошедшая Адель нарушает планы «весельчаков», и они вынуждены прекратить веселье. Наступает ночь. Ори пытается проникнуть в покои графини. Теперь уже Изолье, сообразивший в какую историю может попасть Адель, хочет ее спасти. Он переодевается в женское платье и остается в темной комнате вместо графини, где его пытается обнять распутник, в темноте не узнавший пажа. В этот момент раздается звук фанфар, извещающих о приближении крестоносцев. Изолье вынужден выдать себя – соблазнитель изобличен! Ори взбешен, однако, понимая свое опасное положение, боясь разоблачения и гнева своего отца, также вернувшегося из похода, соглашается с помощью пажа бежать из замка. Все славят возвращающихся крестоносцев.

Изящный «бриллиант» Россини французского периода его творчества – иначе не скажешь об этом комическом опусе в пикантно-эротическом французском духе. Искрометные рулады, тщательно отделанные речитативы, оригинальность гармонических переходов, мастерство формы в прихотливых поворотах сюжета – вот неполный перечень музыкальных достоинств этого опуса, жанровая принадлежность которого выходит за рамки чисто комической оперы и уж тем более фарса, тяготея к «веселой мелодраме».

Идея оперы родилась случайно на одном из приемов, где вместе оказались Россини и Скриб.

– В самом деле: «А почему бы самому великому композитору в мире не заказать либретто самому великому комедиографу Франции»? – Из этого восторженного восклицания одного из почитателей таланта обоих и родилась счастливая идея написать совместно что-либо в изящном французском ключе.

Разумеется, Скриб тут же предложил одну из своих старых комедий*, что совершенно не смутило Россини, который и сам любил «вспоминать» былые мотивы. В итоге музыка оперы (особенно в 1-м акте) была во многом заимствована из более ранних опусов маэстро, прежде всего из Путешествия в Реймс (1825). В частности, в 1-й акт новой оперы перекочевали фрагменты музыкального материала «Путешествия в Реймс», превратившись в Интродукцию (исключение составляет краткая увертюра в составе этой интродукции, написанная для «Графа Ори»), а также №2 (ария Гувернёра), №4 (ария Адели) и №5 (Первый финал, являющийся парафразом знаменитого Gran Pezzo Concertato). Полностью оригинальным номером 1-го действия является лишь дуэт Графа и Изолье (№3). Несколько иначе обстоит ситуация со 2-м актом, где музыка, в основном, оригинальна, за исключением №7 (дуэт Ори и Адели) и №9 (ария Рэмбо), где опять-таки использованы фрагменты «Путешествия в Реймс». Несмотря на все эти особенности, в целом, партитура выглядит необычайно стройно. Она свежа и изящна и содержит множество блестящих страниц.

В 1-м акте восхищают каватина Ори из Интродукции «Que les destins prosperes» с труднейшей тесситурой, включая несколько верхних «до» и даже «ре», и следующая далее в темпе prestissimo великолепная виртуозная ансамблевая сцена «Moi, je reclame» (Ори, Алиса, Рэмбо, Рагонда, Гувернёр и др. с хором) с повторяющимся одобрительным возгласом-рефреном графа «C’est bien»; большая сцена и ария Гувернёра «Veiller sans cesse»; ария Адели «En proie a la tristesse» с трогательной 2–й частью («Vois que l’on dit sensible»); финал первого акта с септетом «O terreur, o peine extreme» (Ори, Адель, Изолье, Рагонда, Рэмбо, Гувернер, Алиса с хором) и заключительной стреттой «Venez amis, retirons-nois».

Во 2-м акте чудесная дуэтная сцена Адели и Рагонды из Интродукции мастерски сменяется драматическим накалом грозовых раскатов и жалобным хором мнимых монашек, просящих приюта. Впечатляет своим музыкальным разнообразием и элегантностью масштабный дуэт Адели и Ори «Ah! quel respect, Madame», где граф благодарит хозяйку за оказанное гостеприимство. Художественной вершиной оперы является названный Берлиозом «совершенным шедевром» большой терцет (трио) № 11 A la faveur (Ори, Изолье, Адель), где под покровом ночной темноты и происходит роковая для графа довольно двусмысленная путаница. Вкрадчивыми томительно-эротическими интонациями Россини блестяще передает атмосферу этой интимной сцены, предвосхищая здесь своим мастерством будущие достижения оперного искусства 2-й половины 19 века. В энергичной второй части терцета ослепительные колоратуры Адели, буквально воспаряющие над «пространством», и мастерское динамическое нагнетание музыкальной «энергии» заставляют вспомнить лучшие страницы россиниевских опусов. В лаконичном финале (№12) все славят вернувшихся из похода крестоносцев.

Премьера в Гранд-Опера под управлением Хабенека была с восторгом принята парижанами, причем не только широкой публикой, но и музыкантами. Главные партии исполняли Нурри (Граф Ори), Чинти-Даморо (Адель), Левассёр (Гувернёр), К.Явурек (Изолье), А.Дабади (Рембо) и др. Успех был прочный, опера несколько десятков лет не сходила с французских сцен, да и за рубежом в течение 19 века исполнялась неоднократно. В 1829 ее впервые услышали в Королевском театре Лондона, в 1830 она была поставлена на итальянской сцене Бергамо и в театре Нового Орлеана (США). В 1838 состоялась российская премьера в Петербурге. Значительным событием стал спектакль Ковент-Гардена в 1854 с участием знаменитой Бозио (дирижер Коста).

Что касается Италии, то, согласно утверждениям Г.Маркези, опера никогда не имела там успеха, адекватного ее качеству. При этом он с сочувствием цитирует Д.Л.Томмази: «Ее похожие на херувимов персонажи чужды национальному темпераменту». Несмотря на меткость некоторых из этих замечаний, хочется уточнить: если уж эстетика «Графа Ори» в чем-то и противоречит итальянской традиции, то главное заключается в самой природе комического, которое у «французского» Россини обуздано стилистической «выделанностью» завершающего свою оперную карьеру мастера! Любопытно также сравнение эротизма оперы с аналогичной эстетикой моцартовской «Свадьбы Фигаро», однако в пользу последней, где эти качества с большей легкостью и непосредственностью трансформируются в комическое.

Считается, что в 1-й половине 20 в. опера была совершенно забыта, а ее возрождение началось только со знаменитого спектакля фестиваля Флорентийский музыкальный май в 1952 (итальянская версия, дирижер Гуи, в заглавной партии Монти, в роли Адели замечательная венгерская певица Ш.Барабаш, в партии Изолье Симионато). Однако это не вполне соответствует действительности. Шедевр Россини еще раньше исполнялся, хотя и очень редко, например, в Турине в 1929, в Болонье в 1942 (в партии Адели известная итальянская певица Аттилия Арки), поэтому говорить о его полном забвении нет оснований (при этом знаменательно, что все-таки именно Италия стала инициатором этого возрождения).

Так или иначе, но, начиная с 50-х гг. прошлого века, опера действительно ставится все чаще и чаще, постепенно превращаясь в репертуарный опус. Отметим постановки Глайндборнского фестиваля (1954-58, кроме 1956 года, дирижер Гуи, Адель - Барабаш), Городской оперы западного Берлина (1957, в постановке Эберта с впечатляющей сценографией Поннеля в духе средневековых живописных миниатюр); спектакли в Пиккола Скала (1958, здесь в партии Изолье состоялся дебют в этом театре Бергансы), на фестивале в Сполето (1962), на Уэксфордском фестивале (1964), в венской Фольксопер (1964), в болонском театре Комунале (1972, итальянская версия, в заглавной партии Бенелли), в Нью-Йорк-Сити-Опере (1979, в заглавной партии Блейк), в парижской Опера Комик (1976, в заглавной роли Сенешаль), в Пезаро (1984, также с участием Блейка, в роли Адели Гасдиа), в Английской национальной опере (1985, в партии Адели Бьюкенен). В сезоне 1987/1988 опус исполнил Гардинер в Лионской опере (солисты Йо, Алер и др.). В 1991 она ставилась в Ла Скала под управлением Кампанеллы (партии Адели и Ори в этом спектакле пели Девиа и Маттеуцци, в роли Изолье дебютировала на миланской сцене Бартоли, партию Рэмбо исполнял блистательный Дездери) и Валлийской опере в Кардиффе, в 1995 в Лозанне, в 1996 в Римской опере, в 1997 вновь на Глайндборнском фестивале, в 1998 на фестивале Флорентийский музыкальный май (с Флоресом в заглавной партии), в 1999 в Турине (Блейк и Пендачанска в главных ролях). Среди постановок последних лет спектакли на россиниевских фестивалях в Бад-Вильдбаде (2002) и Пезаро в 2003 (дирижер Лопес-Кобос, в ролях Флорес, Бонфаделли, М.А.Тодорович, Пратико и др.) и 2009, в Льеже (2006, дирижер Дзедда).**

Подводя итог и обобщая сказанное, надо признать, что, разумеется, это сочинение представляет собой в большой степени изящный «кунстштюк» и этим он, как уже отмечалось, отличается от более ранних, «итальянских» россиниевских произведений подобного рода (Итальянка в Алжире, Севильский цирюльник, Золушка). При этом, однако, следует подчеркнуть, что по богатству настроений и изобретательности в передаче нюансов чувств «Граф Ори» местами и превосходит их, а в звучании отдельных эпизодов уже отчетливо проявляются романтические черты. Нельзя не сказать и еще об одном аспекте. Предлагая сюжет композитору, Скриб сравнивал главного героя с Дон-Жуаном. При всей условности такого сопоставления и значительно более мелком эстетическом масштабе образа графа-соблазнителя, в музыке Россини чувствуется определенная «моцартовская» составляющая, выражающаяся в наличии в музыкальной ткани сочинения более глубоких пластов или, если так можно выразиться, «подкладки», выходящей за рамки чисто комического, о чем мы уже упоминали в начале статьи. Все вместе взятое позволяет великолепной партитуре сверкать своими многочисленными «гранями» и доставлять истинное наслаждение меломанам и, особенно, оперным «гурманам».

Дискография оперы (включая радийные записи) насчитывает около 20 версий, большинство из которых «живые». В частности, записаны нью-йоркский спектакль 1979 года, постановки в Ла Скала (1991), с фестивалей в Пезаро и др. Первая студийная запись была осуществлена на EMI в 1956 под управлением Гуи (Х.Онсина – Ори, Барабаш – Адель). Классической считается студийная версия Гардинера, осуществленная силами Лионской оперы (которой он в то время руководил). Сведения о ней мы и приводим ниже:

CD Philips, 1989 (запись осуществлена в феврале-марте 1988) – дирижер Д.Э.Гардинер. Оркестр и хор Лионской оперы. Солисты Д.Алер, С.Йо, Д.Монтегю, Ж.Кашемай, Д.Килико и др.

Примечания:

* Скриб использовал для этой комедии старинную средневековую пикардийскую балладу, обработанную Пьером-Антуаном де ла Пласом. Премьера одноактной пьесы состоялась в Париже в 1816 году в театре «Водевиль».
** В «Оперном словаре» А.Гозенпуда (2-е издание, СПб, 2005) среди современных постановок ошибочно указывается спектакль Метрополитен 1977 года с Блейком в заглавной партии. Вероятно, здесь имеется в виду постановка Нью-Йорк-Сити-Оперы 1979 года, ибо первая постановка в Метрополитен состоялась только в 2011 году (см. преамбулу к статье).

На фото (Marty Sohl/Metropolitan Opera):
Хуан Диего Флорес в заглавной роли (2011 год)

1 - Здесь и далее набранное курсивом слово отсылает читателя к соответствующей статье оперного словаря. К сожалению, до опубликования полного текста словаря использовать такие ссылки будет невозможно.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ