Вагнер (Wagner) Рихард (1813—1883)

Евгений Цодоков
Главный редактор

К 200-летию Рихарда Вагнера

Двести лет назад, 22 мая 1813 года родился Рихард Вагнер, великий немецкий композитор. Весь музыкальный мир в течение всего года отмечает это знаменательное событие. Многие театры мира воздают должное его таланту, повсюду ставятся его оперы. Сегодня наш журнал публикует словарную статью Е. Цодокова, посвященную творчеству композитора. Как и все материалы энциклопедического формата, эта статья носит скорее обзорный справочный, а не научно-исследовательский характер, хотя без некоторых обобщений автор не смог обойтись. Учитывая специфику журнала, в ней идет речь преимущественно об оперном творчестве композитора.

ВАГНЕР (Wagner) Рихард (1813-1883). Немецкий композитор, дирижер, либреттист и музыкальный писатель. Родился в Лейпциге в семье полицейского чиновника. Отец умер вскоре после рождения сына, после чего семья переехала в Дрезден. Его мать вновь выходит замуж. С раннего детства Рихард воспитывался в атмосфере искусства и театра (его отчим был талантливым актером и художником). В 1829 на юношу, тянувшегося к музыке, произвело неизгладимое впечатление исполнение бетховенской оперы Фиделио1 в спектакле с участием Шредер-Девриент. Во многом под воздействием этого художественного переживания он окончательно решает посвятить себя композиторскому творчеству.

К этому же году относятся первые опыты Вагнера, как композитора. В 1831 он поступил в Лейпцигский университет, занимался теорией музыки у кантора церкви св. Фомы. С 1833 начинается его профессиональная деятельность как музыканта – он получает место хормейстера в оперном театре Вюрцбурга.

Дальнейший жизненный путь Вагнера представляет собой годы творческих поисков в условиях тяжелейших материальных лишений. Так продолжалось до тех пор, пока он не встретил в судьбоносном для него 1864 году своего высокого покровителя и поклонника короля Людвига II Баварского, благодаря которому, избавленный от житейских невзгод, смог целиком сосредоточиться на творчестве.

Основное место в наследии композитора занимает опера. Вагнер – реформатор оперного искусства, фигура сколь величественная, столь и противоречивая. В своем искусстве он прошел длинный и тернистый путь от подражания романтическим опусам Вебера, Маршнера и др. до новаторской музыкальной драмы Кольцо нибелунга и итогового Парсифаля. Обладая литературным талантом, композитор сам писал либретто к своим произведениям.

Его первые оперы «Феи» (1834, пост. 1888, Мюнхен) и «Запрет любви» (1836, Магдебург) еще весьма подражательны. Основанные на традиционном номерном строении, они написаны в духе немецкого романтизма («Феи»), итальянской и французской комических опер («Запрет любви»).

В большой 5-актной опере Риенци (1842, Дрезден) композитор также не вполне самостоятелен, хотя это сочинение и представляет собой значительный шаг вперед. В нём еще можно усмотреть косвенное влияние Спонтини и Мейербера. Пышность историко-костюмного сюжета в духе большой оперы вполне подходила для постановки в парижской Гранд-Опера, о которой, правда, и мечтать тогда не приходилось. Опера была поставлена с огромным успехом, укрепив решимость следовать и далее своему многотрудному делу.

По сути, лишь в следующей опере, романтической балладе Летучий голландец (1843, Дрезден) уже начинают просматриваться отчетливые ростки реформаторских усилий композитора. Наличие лейтмотивной системы (разумеется, еще не столь разветвленной, как в поздних сочинениях), больших сквозных сцен со свободным мелодическим развертыванием, преодолевающим традиционное деление на номера (которые здесь еще существуют) – тому свидетельство. Видны и другие тенденции будущего: ария уже «стремится» к монологу, а дуэты принимают диалогический характер. Правда, Вагнер не вполне еще здесь владеет формой, в сочинении ощущаются длинноты, от которых, впрочем, и в дальнейшем он до конца не избавился.

В Тангейзере (1845, Дрезден) и особенно в Лоэнгрине (1850, Веймар) – двух опусах, завершающих первый период творчества Вагнера, когда формировалось его художественно-эстетическое мировоззрение, – уже вполне проявляются многие типичные черты зрелого вагнеровского стиля. Все большее значение приобретает сквозное непрерывное драматургическое развитие. Более того, оно ощущается уже не только в форме построения развернутых сцен, но проникает и в собственно музыкальную ткань произведения. Это выражается в гибкости и свободе изложения вокальных партий, в элементах бесконечной мелодии, принципы которой будут сформулированы композитором в законченном виде позднее (1860). Одним из весьма эффектных приемов, непосредственно вытекающим из новых принципов развития материала и ставшим «фирменным» вагнеровским знаком, стала длительная подготовка кульминаций. В этих произведениях также возрастает роль оркестра и получает развитие симфонизация оперы. Среди удачных находок композитора в «Лоэнгрине» блестящий оркестровый прием, который восхитил П. И. Чайковского, заключающийся в использовании звучания струнных в высочайшем регистре для передачи возвышенных поэтических чувств или экстаза. Если говорить об идейной направленности произведений, что для Вагнера имело едва ли не определяющее значение, то очевиден устойчивый интерес композитора к темам «искупления», «любовной «жажды» для спасения художественной натуры от трагического одиночества в окружающем его враждебном мире.

Подводя итог этого периода жизни композитора, можно констатировать, что он был насыщен скитаниями, поисками своего пути в музыке, а также философско-политическими исканиями. Вагнер под влиянием идей М. Бакунина был заражен революционными идеями, которые впоследствии преодолел. В 1849 году после поражения Дрезденского восстания, в котором композитор принял участие, он даже был вынужден бежать из Германии через Париж в Швейцарию.

Весьма полезной для композитора стала дирижерская деятельность, начавшаяся в Магдебурге. Здесь в 1834 состоялся его дебют как капельмейстера (Дон Жуан Моцарта). Плодотворной на этом поприще стала деятельность Вагнера в Кёнигсберге и Дрездене, где авторитет композитора после успеха «Риенци» значительно вырос. Среди наиболее значимых дирижерских свершений – дрезденская постановка Ифигении в Авлиде Глюка в 1847 в новой редакции самого Вагнера. В ней композитор попытался, не вступая в сильное противоречие с партитурой Глюка, внести некоторые изменения в инструментовку, сделав звучание оркестра более современным. Он также дописал заключение к увертюре в расчете на ее самостоятельное концертное исполнение, сделал еще ряд корректировок в музыкальном тексте. Позднее Вагнер-дирижер совершил ряд концертных турне по Европе, в т. ч. посетил Россию (1863). Он впервые ввел в практику дирижирование лицом к оркестру и спиной к публике.

В 50-е гг. в Вагнер активно занимается литературной работой, философско-эстетическим осмыслением своего мировоззрения, подготовкой и началом осуществления труда всей жизни – цикла «Кольца нибелунга». Среди наиболее важных теоретических работ этого периода капитальный теоретический труд «Опера и драма» (1851), где он излагает свои принципиальные взгляды на оперный жанр и его жизненное и художественное предназначение. Для понимания его подхода к опере процитируем одну из главных мыслей композитора: «Ошибка в художественном жанре оперы состояла в том, что средство выражение (музыка) было сделано целью, а цель выражения (драма) средством». Таким образом, можно сделать главный вывод: для Вагнера было очевидно, что опера должна стать музыкальной драмой. По-существу, вся дальнейшая творческая эволюция композитора подчинена именно этому. Здесь сразу видны те противоречия, которые вытекают из такого тезиса. Композитор, по сути, перечеркивает всю историю развития оперы до него. И, самое главное, отрицая системообразующую роль музыки в оперном искусстве, низводя ее до подчиненного положения комментатора литературно-драматического замысла, Вагнер лишает этот жанр его специфики, а вместе с ней того живительного источника, который единственно и рождает чувственные художественные образы, имеющие ярко выраженную непонятийную основу.

Разумеется, исходный тезис Вагнера ошибочен. И он своим дальнейшим творчеством, по существу, сам с неизбежностью доказывает это. Усиление симфонического начала и блестящие находки в области оркестрового звучания (например, расширенное использование диапазона струнных и функции меди); развитие лейтмотивной системы и «омузыкаливание» речитатива; новые открытия в области гармонии (Тристан-аккорд, смелые модуляции и хроматизмы и др.) и мелодики для более адекватного музыкального выражения чувств и эмоций – разве это не признание очевидного факта, что именно в музыке нужно искать основные средства выражения! И он, как подлинный художник, находил их именно там. Более того, если добавить ко всему вышесказанному, что наиболее адекватную литературную основу для задач, стоящих перед музыкальной драмой, Вагнер видел в мифе, то можно с уверенностью констатировать: композитору не нужно ничего случайного и сиюминутного, он ищет вечное, непреходящее и всеобъемлющее – именно то, что лучше всего может дать именно музыкальный образ, в отличие от словесного!

Идеальную музыкальную драму Вагнер мыслит как совокупное произведение искусства (Gesamtkunstwerk) – синтез различных искусств (поэзии, драмы, музыки, сценографии, пластики). Однако, если в музыкально-драматургическом плане композитор выступает как новатор, то в отношении визуализации оперы и ее сценического воплощения он более чем консервативен. Его представления о постановках спектаклей довольно стандартны и вполне соответствуют той натуралистической рутине, которая была распространена в театральной практике тех времен. Такое положение вещей показывает, что рассуждения о некоем синтезе по большей части так и остались декларациями. Ряду проницательных исследователей (например, Аппиа) это стало ясно уже в конце 19 века.

Начало 50-х гг. – важнейший этап в жизни Вагнера не только в области осмысления теоретических основ оперного искусства. Он был человеком действия и, прежде всего, художником-творцом. Поэтому теория непременно должна была воплотиться в какие-то реальные формы искусства. Так у него постепенно сформировалась идея создания музыкального эпоса о нибелунгах (подробнее см. Кольцо нибелунга). К 1853 полный текст либретто тетралогии был готов и отпечатан небольшим тиражом для друзей и единомышленников. Одновременно с этим Вагнер также делится с друзьями своей мечтой о создании специального театра для демонстрации музыкальных драм.

В 1854 композитор завершает партитуру Золота Рейна, первой части тетралогии, а в 1856 заканчивает Валькирию. Дальнейшая работа над «Кольцом» замедлилась из-за увлечения сюжетом Тристана и Изольды – величайшей любовной трагедии, в которой преломились личные переживания автора (его драматические отношения с женой близкого друга Матильдой Везендонк). К 1859 сочинение этой оперы было закончено.

Тем временем творческие и жизненные проблемы продолжали преследовать композитора. В 1861 провалилась парижская премьера «Тангейзера», несмотря на то, что Вагнер пытался приспособить оперу к требованиям Гранд-Опера, где ставился спектакль, в частности, значительно переработав и расширив сцену вакханалии в гроте Венеры. В 1864 композитор, увлекшись дочерью Листа Козимой, женой выдающегося дирижера Бюлова, окончательно расстается с супругой Минной, на которой женился еще в 1836 году (отношения с ней давно стали трудными).

И тут чудесная помощь приходит в лице нового баварского монарха Людвига II, который приближает творца к себе, оплачивает все его долги и создает условия для спокойной творческой работы. Столица Баварии Мюнхен становится для композитора счастливой гаванью. Именно здесь под управлением Бюлова, сумевшего во имя служению искусству преодолеть личные обиды, с ошеломительным успехом проходят мировые премьеры его новых творений – «Тристана и Изольды» (1865) и Нюрнбергских мейстерзингеров (1868), а затем в 1869-70 дирижером Ф. Вюльнером по инициативе монарха, несмотря на противодействие автора, исполняются первые две части тетралогии.

Опера «Нюрнбергские мейстерзингеры», с её светлым народно-бытовым колоритом, комедийными эпизодами, стоит особняком в творчестве композитора. В этом произведении композитор также с небывалым полемическим задором отстаивает право творца на новаторство.

Последний период творческого пути Вагнера связан, прежде всего, с завершением цикла «Кольца нибелунга» (Зигфрид и Гибель богов) и осуществлением давней мечты о создании театра для исполнения его опер, местом для постройки которого был избран Байрёйт (см. Байрёйтский фестиваль), где композитор решил поселиться. С помощью короля мечта была, наконец, осуществлена, и в 1874 возведение театра успешно завершилось. К этому времени была поставлена последняя точка и в партитуре тетралогии, премьера которой состоялась в Байрёйте в 1876 под управлением Рихтера. Представления собрали весь цвет музыкальной Европы. На премьере присутствовали Лист, Сен-Санс, Григ, Брукнер, Рубинштейн, Кюи, Серов, Чайковский и многие другие крупнейшие деятели музыкального искусства. Событие имело огромный резонанс в Европе, хотя и не всеми было оценено однозначно. Не в последнюю очередь это было связано и с весьма заурядным сценическим воплощением тетралогии.

«Кольцо нибелунга» - центральное произведение Вагнера. В этой гигантской мифологической фреске по мотивам древнескандинавского и древнегерманского эпосов он попытался воплотить, свести воедино все свои эстетические, социальные и музыкальные идеи. Масштабы театралогии сколь впечатляют, столь и подавляют слушателя, который должен охватить единым взглядом архитектуру этого грандиозного художественного здания, включающего в себя более ста лейтмотивов.

Историческая и художественная значимость премьеры не вылилась в коммерческий успех. После трех представлений исполнение тетралогии пришлось прекратить. Регулярная деятельность театра, положившая начало Байрёйтскому фестивалю, возобновилась лишь в 1882, когда публике была представлена последняя опера композитора «Парсифаль». Эту «торжественную сценическую мистерию» Вагнер считал своим лучшим произведением. В нём в наиболее чеканной и целостной форме проявились все предыдущие достижения и новации композитора в области драматургии и музыкального языка.

В 1883 году Вагнер скончался в Венеции.

Влияние Вагнера на мировой музыкальный процесс велико. Оно коснулось как его сторонников, так и противников, ибо даже те композиторы, чьи творческие принципы были весьма далеки от вагнеровских, не могли игнорировать его достижения. Дух свершений великого немца так или иначе ощущается в произведениях композиторов совершенно различных школ и направлений – в гармоническом языке Римского-Корсакова, в оркестровых звучностях Массне, и даже у Верди в музыкальной драматургии поздних произведений, не говоря уж о композиторах 20 столетия.

Выдающиеся достижения Вагнера-музыканта велики и бесспорны, чего не скажешь о его роли как реформатора оперного жанра в целом. Если рассматривать вагнеровскую теорию музыкальной драмы и ее практическое воплощение с глобальной художественно-исторической точки зрения и с высоты современности, то придется признать, что, она сыграла неоднозначную роль в дальнейшем развитии оперного жанра, как уникального феномена новоевропейской культуры, доминантой выразительности которого все-таки всегда являлась не самодовлеющая драматургическая логика, а, прежде всего, создание чувственно-музыкальных образов посредством певческой «магии». В этом смысле и с точки зрения оперной органики в вагнеровской реформе ощущаются и деструктивные моменты. В первую очередь это касается вокала, который у композитора занял подчиненное положение.

Прямых последователей у Вагнера, если не считать второразрядных эпигонов, практически, не было. А большинство выдающихся композиторов используя его достижения шли своим путем, где вагнеровская эстетика оказалась не точкой притяжения, а своего рода точкой отталкивания, даже когда дело касалось развития музыкально-драматического начала в опере. Яркими примерами может служить творчество Мусоргского или Дебюсси.

Основу творческого наследия Вагнера составляют 13 опер. Наряду с ними композитор создал ряд симфонических произведений, среди них Симфония, несколько увертюр (в т. ч. гениальная увертюра «Фауст»), оркестровая пьеса «Зигфрид-идиллия» на основе тем одноименной оперы, посвященная рождению сына Зигфрида (1869-1930), в будущем композитора и дирижера, автора нескольких опер. Из произведений других жанров можно отметить 3 фортепианные сонаты, несколько произведений для хора, песни, положенные на музыку 5 стихотворений М. Везендонк для голоса и фортепиано. Перу Вагнера также принадлежит теоретический труд «Бетховен», книга мемуаров «Моя жизнь» и др.

ОПЕРЫ ВАГНЕРА:

«Свадьба» - 1833, не окончена.
«Феи» - 1834, пост. 1888, Мюнхен, по сказке «Женщина-змея» Гоцци.
«Запрет любви» - 1836, Магдебург, по комедии В. Шекспира «Мера за меру».
«Риенци» («Риенци, последний трибун») – 1842, Дрезден, по роману Э. Булвер-Литтона.
«Летучий голландец» - 1843, Дрезден, либретто по народной легенде и новелле Г. Гейне.
«Тангейзер» («Тангейзер и состязание певцов в Вартбурге») – 1845, Дрезден, либретто по средневековым легендам.
«Лоэнгрин» - 1850, Веймар, либретто по средневековым сагам.
«Тристан и Изольда» - 1865, Мюнхен, либретто по кельтской саге Г. Страсбургского.
«Нюрнбергские мейстерзингеры» - 1868, Мюнхен, либретто по нюрнбергской хронике 17 века.
«Кольцо нибелунга» - цикл полностью 1876, Байрёйт, либретто по скандинавскому и германскому эпосам.
- «Золото Рейна» - 1854, пост. 1869, Мюнхен.
- «Валькирия» - 1856, пост. 1870, Мюнхен.
- «Зигфрид» - 1876, Байрёйт.
- «Гибель богов» - 1876, Байрёйт.
«Парсифаль» - 1882, Байрёйт, по поэме В. Эшенбаха.

1 - Здесь и далее набранное курсивом слово отсылает читателя к соответствующей статье оперного словаря. К сожалению, до опубликования полного текста словаря использовать такие ссылки будет невозможно.

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Рихард Вагнер

Персоналии

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ