Удивительное рядом

Студенты Тителя «возвращают» Бриттена Москве

Евгений Цодоков
Главный редактор

Как часто мы пытаемся разглядеть далекое и кажущееся большим, и не видим близкого, представляющегося нам малым и заурядным. Мы кидаемся на разрекламированные громкие премьеры, концерты заезжих гастролеров-пенсионеров, о которых «жужжит» вся пресса, в то же время игнорируем многое из того, что кажется как бы будничным.

Ну, скажите на милость, что особо интересного может представлять собой студенческий спектакль? - так думают многие... и совершенно напрасно! Ибо никакие праздничные культурные «фуршеты» не заменят нам повседневной художественной «пищи».

Иным словом, нежели восторг, нельзя описать то впечатление, которое я получил при посещении 18 июня спектакля «Альберт Херринг» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко (премьера состоялась в апреле). Студенты РАТИ под руководством Александра Тителя и Игоря Ясуловича изваяли восхитительную постановку оперы Бриттена. Гениальный английский композитор, столь долгие годы, практически, игнорировавшийся столичной (да и российской) оперной сценой, наконец, возвращается к нам!* Жаль, что такой спектакль, как и многие студенческие работы, может постигнуть участь превращения в небытие.

Когда смотришь камерную оперу в небольшом зале, можно проследить за всеми нюансами исполнения. Могу сказать без преувеличения: «плотность» постановки невероятно высока. Продуман каждый жест, каждый образ. Каждый из находящихся на сцене тринадцати солистов индивидуален, убедительно проживает свою роль, ни на минуту не расслабляясь, даже тогда, когда не находится на первом плане. Это и для драматической сцены не всегда типично, а уж для оперной просто уникально. Причем данное обстоятельство ничуть не мешает всем артистам еще и достаточно хорошо петь. В труднейших полифонических ансамблях (от дуэтов до кульминационного нонета в финале) слышен каждый голос!

Режиссерская работа А.Тителя - показательный пример того, как можно, не поддаваясь на радикальные соблазны, удивительно свежо, современно и с выдумкой прорисовать каждый характер, каждую мизансцену. Невозможно перечислить все те мелкие детали, которыми насыщена эта постановка и которые при этом не являются ребусами, а «прочитываются» внимательным зрителем. Остроумен главный символ ханжеского пуританства «отцов города» - капуста, в которой по их мнению должно «находить детей». Да и у самих у них в голове сплошная «капуста».

Капуста, капустник - символическая игра слов. Действительно, все напоминает актерский капустник, все весело и иронично, в истинно английском «пиквикском» духе. Однако, когда необходимо, веселье плавно переходит в «серьезный» лиризм.

Блестящим образом «капустная тема» разрешается в финале. Когда «отцы города» разочаровываются в Альберте, на «святость» которого так рассчитывали, «капустные головы» персонажей летят на пол - иллюзии разбиты… пора спуститься с небес на землю!

Музыкальные достоинства спектакля также неоспоримы. Если вынести за скобки неизбежные звуковые проблемы, связанные с фортепианным сопровождением, и остаться один на один с вокалом, то выясняется, что и здесь курсу Тителя есть что предъявить слушателям. Осмысленность, хорошая дикция, точное интонирование (за небольшим исключением), чувство стиля - вот неполный перечень плюсов. Они с лихвой перевешивают те ученические минусы, которые неизбежно проявляются в тех местах, где требуется мастерская кантилена. Более того, вокальные шероховатости умело завуалированы за интонационным богатством и речитативностью. Опера Бриттена насыщена пародийными чертами. В ней ощущаются сознательные стилистические реминисценции, восходящие к вердиевскому «Фальстафу» с его удивительным сочетанием комизма и лирики с накалом, иногда доходящим почти до трагедийности. Солисты чутко улавливают эти переходы и, практически, всегда попадают в точку.

Среди обилия персонажей, трудно выделить в певческом плане кого-либо безоговорочно. Однако, если все же это попытаться сделать, то следовало бы упомянуть Светлану Арефьеву (Леди Биллоус), Марию Пономареву (Нэнси), Александру Павлючук (Мисс Водсворт), Артема Маковского (Сид).

А что же главный герой? Образ Альберта весьма труден, ибо, в отличие от других персонажей, во-первых, не столь острохарактерный, во-вторых - развивающийся. В большой монологической сцене четвертой картины, где с главным героем происходят психологические метаморфозы, милому юноше Ивану Ожогину не хватает актерской убедительности и мастерства. Оправдание, впрочем, есть - эпизод весьма труден для воплощения.

Еще раз хочется повторить, что на удивление складно озвучены ансамбли, за что самых добрых слов заслуживает музыкальный руководитель постановки Владимир Агронский.

Ну вот, собственно и все! Остается перечислить не упомянутых выше исполнителей оперы, ибо все они молодцы: Алла Маркова (Флоренс Пайк), Дмитрий Абрамов (Мистер Джедж), Филипп Черкасов (Мистер Апфолд), Игорь Уваров (Бадд), Ирина Черкасова (Миссис Херринг). Не забудем и про «детишек» в исполнении Елены Дементьевой, Елены Артамоновой и Андрея Аверкина.

Примечание:
* За исключением оперы «Сон в летнюю ночь», поставленной в Большом театре (1965) и детского спектакля «Давайте создадим оперу», созданного Б.Покровским (1979, Камерный музыкальный театр), сценические произведения Бриттена в московских театрах представлены не были. «Альберт Херринг» и «Поворот винта» исполнялись по инициативе Святослава Рихтера на «Декабрьских вечерах» в 80-е годы, но полноценными театральными постановками эти опыты назвать никак нельзя. В 1965 году в Ленинградском ГАТОБе была осуществлена постановка раннего шедевра Бриттена, оперы «Питер Граймс».

На фото:
А.Титель, И.Ясулович и студенты, участники спектакля «Альберт Херринг».

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ