Долгожданная премьера «Набукко»

Евгений Цодоков
Главный редактор

Столь долго готовившаяся премьера "Набукко" в "Большом театре" наконец состоялась. Журналисты как пираньи набросились на очередную жертву. Развязный тон газетной камарильи нам не к лицу. Поэтому к броским названиям и эпитетам, захлестнувшим страницы периодической печати мы прибегать не будем, а попробуем спокойно разобраться - что же получилось у театра?

Хотя в России эта опера, практически, никогда не шла (исключение - питерская постановка полуторавековой давности), подробности ее создания и содержание хорошо известны. Вдобавок, прекрасно изданный буклет дает исчерпывающую информацию.

Это избавляет нас (как, например, в случае с "Гамлетом") от необходимости вдаваться в подробности истории создания оперы и нюансов ее содержания. Большой театр не экспериментирует с партитурами - так что и здесь все ясно. Можно сосредоточиться на самом спектакле.

Театрализованная увертюра! Мы сразу вспоминаем любимое занятие Камерного музыкального театра, где много лет трудится постановщик Михаил Кисляров. Плохо это или хорошо сделано? Вопрос бессмысленный, так как непонятно, зачем это сделано? То, что Кисляров - балетмейстер, а визитная карточка "Большого" - балет, мы и так знаем. А художественной убедительностью в этом "парафразе на тему" я не увидел.

Пойдем дальше. Что из себя представляют сценография Сергея Бархина и костюмы его сестры Татьяны Бархиной? Совершенно тривиальные вещи, хотя в отдельных моментах и не лишенные аскетической красивости. Но, Боже мой, как все это очевидно - древние письмена на стенах, Вавилонская башня, плывущие облака, белый и черный цвета (евреи и наци) - и в то же время расплывчато-необязательно. Возможно, решение сделать сценографию условно-символической и было правильным, ибо чрезмерный исторический реализм только подчеркнул бы всю бессмыслицу сюжета (давайте смотреть правде в глаза). Но при этом нет изюминки, какого-то оригинального хода. А обилие металлоконструкций просто утомляет (хотя до крайностей прошлогодней постановки в "Арена ди Верона" дело не дошло). Чтобы не быть голословным, предлагаю читателям ознакомиться с эскизом костюма Абигайль (с одинаковым успехом в него можно было бы одеть Царицу ночи, например) и макетом декораций к спектаклю, похожим на строительную площадку.

Отдельно скажем о вращающихся стенах-модулях (с письменами, которые не упомянули только ленивые рецензенты), оперативно трансформирующих пространство сцены: это (надо отдать должное) простое, но эффективное решение, логично объединяющее драматургические и визуальные линии спектакля.

О режиссуре. Некоторые хоровые построения производят впечатление своей визуальной пластикой. Вообще, чувствовалась рука хореографа, видно было, что сцендвижению уделялось довольно внимания. Эпизод с мальчиком-"Видением Набукко" запомнился. Но многие вещи опять-таки были необязательными. Зачем надо было героям залезать внутрь "стенок" или суетливо карабкаться по набившим оскомину "строительным лесам"? Массовые мизансцены часто напоминали картинки в калейдоскопе. Все артисты разбегались по своим местам как послушные марионетки, а не в силу хотя бы минимальной иллюзии драматического действия (например, борьбы враждующих сторон). Так, когда вели взятую в заложницы Фенену, она с такой готовностью бежала впереди стражников, что не понятно было, кто кого охраняет. Ясно, что эти моменты как раз являются издержками хореографического стиля. В ряде накладок премьеры (то колесики трона не двигаются, то миманс друг на друга натыкается) трудно винить постановщиков. Это неизбежно при таких масштабах и будет, полагаю, устранено.

Труднейшей задачей режиссера в этой опере всегда является выстраивание отношений между главными героями. Это связано с невероятно тяжелыми вокальными партиями (особенно Абигайль и Захарии). Не до игры, когда такое нужно спеть! Серьезной попытки решить эту задачу не ощущается. Оперные взмахи руками, выходы к рампе, фронтальные позы - все из стандартных аксессуаров.

Как раз о музыкальной части пора и повести речь. Театр выставил на премьеру все лучшее, что у него было. Это тот максимум, на который он сегодня способен, если не прибегать к дополнительным "инъекциям". Безусловно, Людмила Магомедова, которую удалось привлечь к постановке, на сегодняшний день лучшая из возможных у нас исполнительниц партии Абигайль. Мне уже неоднократно доводилось писать о ней на страницах нашего журнала. Чтобы не повторяться, скажу: все ее достоинства и недостатки здесь обернулись на пользу. Часто чрезмерно кричит на верхах, ведет роль с экзальтацией? - Так такова Абигайль! Иногда прямолинейна? - Такова Абигайль!

Зато мощи ее голоса и достаточной чистоте интонирования (особенно в среднем регистре) можно позавидовать. Другое дело, что заметное волнение не позволило сразу войти в образ. Слегка скомкана была большая ария из 2-го акта. Зато в дуэте с Набукко (3 акт) Магомедова проявила себя во всем блеске (это, вообще, по музыке - один из лучших моментов оперы). О финальном ариозо-раскаянии трудно говорить, ибо слишком уж неубедительно и надуманно у Верди преображение героини (как, впрочем, и все "метаморфозы" поступков Набукко).

К сожалению, почти ничем не проявили себя остальные исполнители. От Владимира Редькина-Набукко трудно было ожидать чего-либо впечатляющего. С такой однообразной звуковой и смысловой палитрой сложно поразить слушателя. Исключение составляет уже упомянутый дуэт, в котором певцу удалось на время преобразиться. Теноровая партия (Измаил) в опере не главная, но это не означает, что голос должен звучать настолько "не по- итальянски", как это продемонстрировал Виталий Таращенко. Ирина Долженко (Фенена) также ничем себя не проявила.

Отдельный разговор о Захарии. Важнейшая роль в опере! Несколько больших сольных эпизодов, среди них знаменитое пророчество (3 действие). И что же мы видим? Приходится полностью согласиться с рядом рецензентов - то ли голос охрипший, то ли другие причины, но ни нужной мощи, ни убедительности духовного лидера в исполнении Аскара Абдразакова не ощущалось (честно признаться, я надеялся на выступление Айка Мартиросяна). Такое впечатление особенно усугубило то обстоятельство, что буквально несколько дней назад на концерте в БЗК я слушал другого Захарию - Олега Мельникова из Минска. Сравнение оказалось не в пользу Абдразакова.

"Набукко" - хоровая опера. Вот тут-то и должна была проявиться вся мощь "Большого". Пожалуй, она и проявилась. Только с одной оговоркой - там, где хор господствовал и был статичен, звучание было отменным. Но в опере много хоровых сцен с довольно развитой драматургией. Здесь были сбои - видимо, постановка еще сыровата. А красивая мизансцена со знаменитым "Va pensiero" была достойна тех аплодисментов, которые выпали на ее долю.

С грустью приступаю к характеристике оркестра. Апатия и равнодушие дирижера (Марк Эрмлер) привели к тому, что оркестр звучал серо, прямолинейно, подчас громогласно и несбалансированно.

Несколько теоретических рассуждений в конце. Сейчас, на волне чуть ли не обожания этой ранней оперы Верди как за рубежом, так и на постсоветском пространстве (череда постановок в Киеве, Минске, Львове и др.), я выскажу крамольную мысль: если говорить о чисто музыкальных достоинствах сочинения, надо признать, что "Набукко" вещь довольно незрелая; в ней много общих мест, плакатности; примитивных маршевых (а иногда и вальсовых) ритмов; в ее мелодиях еще нет той пленительности и проникновенности, которая отличает более поздние сочинения итальянского гения; оркестровка перегружена медью; характер звучания ряда эпизодов не соответствует по музыке напряженному драматизму, а иногда и трагизму происходящего на сцене. Про несуразность многих моментов самого либретто и говорить нечего. К чему я это говорю? Да к тому, что такой материал требует совершенного исполнения, лишенного рутинности. Из этой партитуры надо стремиться извлечь бриллианты (которые в ней есть), приглушая ее недочеты. К сожалению, чутье здесь подвело постановщиков. В противном случае они не стали бы проводить насильственную "балетизацию", невольно приведшую к выпячиванию наиболее общих мест, а направили бы свою изобретательность на решение драматургических задач.

В какой мере можно связывать эту новую постановку с новым руководством? Ни в какой. Все было задумано и почти сверстано "до того". Впрочем, какое до всего этого дело простому зрителю? Будем ждать "Игрока". Как ляжет фишка там?

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ