Парадоксы пения, или Как распорядиться даром

Размышления после посещения концерта памяти С.Лемешева

Евгений Цодоков
Главный редактор

Владимир Федосеев со своим БСО им. П.И.Чайковского дал концерт, посвященный 100-летию Сергея Лемешева. Дата концерта (10 января) была символической - прошло ровно полгода с юбилейного дня рождения великого артиста. Символичной была и программа, по крайней мере, ее теноровая часть. Приглашенный Федосеевым польский тенор Петр Бечала пел исконный лемешевский репертуар - арии Ленского, Левко, Фауста, Вертера и Герцога. Для "оживляжа" (чем еще можно объяснить?) в программу были добавлены и "женские" номера. Их исполнила молодая Анна Самуил, уже успевшая получить ряд престижных премий. Так концерт обогатился ариями Снегурочки, Джильды и Вальсом Джульетты. Венчала действо, разумеется, Застольная с хором из "Травиаты". Кстати, о хоре - объемность и величественность концерту, безусловно, добавило участие Московского камерного хора Владимира Минина.

П.Бечала уже известен москвичам. Его недавнее участие в концертном исполнении "Иоланты" под управлением все того же Федосеева произвело весьма благоприятное впечатление. Востребованность певца на мировых сценах растет. Тем интереснее было вновь услышать тенора. С таким настроением я шел на концерт, намереваясь написать рецензию о нем для читателей журнала. Однако вышло по-иному. Вряд ли то, что сейчас будет представлено читателям, можно назвать рецензией в чистом виде. Судите сами!

Голос - природный дар или, если хотите, божественный. Он может быть ниспослан, а может и нет. Далее вокалист "ограняет" этот дар мастерством, включающим в себя школу, чувство стиля, темперамент, умение донести до слушателя все, что есть за душой. Сумма всех составляющих помогает достичь высот, а изредка рождает и гениев.

Есть певцы, которые обладают достаточно скромными вокальными данными, однако ценой больших творческих усилий выращивают в себе тот класс, который способен в какой-то мере компенсировать скупость природы. Так, несколько лет назад, слушая в БЗК Денниса О'Нила, я поражался, как эффективно этот артист может управлять своим не очень-то ярким голосовым аппаратом, какими безошибочными рецептами он пользуется, чтобы достичь нужного результата. Какая филировка, ровность в регистрах, переходы от пиано к форте, умение сфокусировать звук и "послать" его в нужном направлении! Если добавить к этим качествам еще и безошибочное чувство стиля, то результат получается впечатляющий. Примеры можно умножать...

Но вернемся к нашему концерту. К Петру Бечала природа оказалась щедра. Его голос превосходен! В меру фактуристый, в меру звонкий, лишенный ненужных примесей, он несется в зал полётно, "обволакивая" слушателей без агрессии.

А вот дальше начинаются удивительные вещи. При пении в одном регистре и на одном уровне громкости голос звучит прекрасно, но как только следует большой восходящий интервал и атака на форте - у певца сразу же "подскакивает" гортань и на секунду возникает прижатый горловой звук. Этот "сбой" микроскопичен и проявляется не всегда, но достаточно часто, чтобы впечатление от звукоизвлечения было подпорчено. Не удалось легко "накрыть" сверху и пресловутое до в каватине Фауста. Это, так сказать, технические изъяны. А уж в стилистике сплошь и рядом можно наблюдать несуразные вещи. В "Строфах Оссиана" куда-то подевалась вся вертеровская мягкость и "попёрли" веристские страсти, певец "увлекся" настолько, что форсируя финальный фа-диез "уехал" почти на тон вверх! Противоречивое впечатление оставила также предсмертная ария Ленского. Взять достаточно сдержанный темп, столь щедро использовать рубато - это большая ответственность для исполнителя! Бечала не Лемешев, его голос не обладает такой же нежностью и проникновенностью интонации, такими же возможностями филировки звука, при которой эти приемы выглядят естественно. Его тенор, не выходя за рамки лирического амплуа, все же крупнее и плотнее лемешевского, проще говоря - это просто другой голос. То, что у одного приводит к углубленности чувств, у другого выглядит экзальтированным манерничаньем. Вот и получается, что Ленский Бечалы не погружен в свои мысли пред дуэлью, а "играет на публику".

В программке приводились цитаты из откликов прессы на первый визит певца в Россию. Я обратил внимание на одну из них: "Новый Гедда". Что ж, рекомендую посмотреть видеозапись одного из концертов Гедды 1985 года, где он поет ту же арию Ленского... Конечно, шведский тенор здесь уже не молод (ему 60 лет!), но каков стиль и филигранное мастерство... и, главное, упругий "пульс", при котором фактура не расползается, как "манная каша"... как говорится, без комментариев!

Лучше у Бечалы получился Герцог, ибо его актерский темперамент и исполнительский стиль подходят к образу этого самоуверенного "хозяина" жизни...

Богатство голоса подчас приводит к соблазну расточительного отношения к нему. В отношении Бечалы совершенно очевидны определенные технические проблемы, возможно с дыханием. И только беспрестанная работа над собой и самоанализ могут гарантировать успех и длительность карьеры! Достаточно вспомнить пример Ди Стефано. Уж на что наделен талантами был этот артист! Однако, легкомысленное отношение к голосовому аппарату привело к неоправданно быстрому финалу столь блистательной карьеры. Весьма характерное мнение по этому поводу приводится в познавательной книге Л.Б.Дмитриева "Солисты театра Ла Скала о вокальном искусстве". Предоставим слово известному итальянскому басу Паоло Монтарсоло:

"Если певец в состоянии самостоятельно и результативно провести поиск оптимальных возможностей своего голоса - это счастливый певец. Но, если он не в силах этого сделать и думает, что имея голос, уже можно делать карьеру, - это значит, голос будет потерян очень скоро. Я вспомнил при этом Ди Стефано, потому что он спорит и доказывает, что дыхание не имеет никакого значения для пения. Он мне говорил: "О нет, Паоло, чтобы так заниматься дыханием! Надо петь так, как мы певали на улице, когда были молоды, когда пели по ночам". Это значит, что он в смысле вокальной техники не понял ничего. Конечно, иметь хороший голос - предпосылка для пения. Но заставить его правильно работать - это тоже совершенно необходимая вещь".

Как все это актуально сейчас, когда все поставлено на поток, когда утеряны великие традиции прошлого, когда легкий успех у невзыскательной публики кружит голову; когда певцы спешат урвать побольше, пока есть выгодные контракты; когда хватаются за те партии, которые петь рано, или противопоказаны вообще, когда перестают самосовершенствоваться. В уже упомянутой книге на каждом шагу встречаешься с еще одним поразительным фактом: большинство из достигших блестящего успеха артистов продолжали регулярно заниматься со своими педагогами, даже находясь на гребне своей карьеры. Хорошо бы об этом знать многим солистам наших академических театров!

В недавно опубликованном нашим журналом интервью с Суми Йо, певица говорит, что мечта спеть Виолетту пока остается для нее только мечтой, ибо она не чувствует себя к этому полностью готовой. А вот наша Анна Нетребко, к примеру, уже смело и без оглядки берется за "Травиату"! Также как и вторая участница нашего концерта - Анна Самуил. Можно теперь поговорить и о ней.

Лауреатских титулов много - перечень впечатляет. Впечатляет ли голос? Голос, наделенный пусть и легкой, но тремоляцией, который вполне можно определить как субреточный. Эти особенности могли быть компенсированы чем то иным - глубиной, теплотой, трепетностью. Но этого не происходит. Пение певицы не трогает, да и чрезмерно шлягерный репертуар этому не способствует.

Отдельный вопрос есть к маэстро Владимиру Федосееву. Для чего он вышел на сцену со своим оркестром? Ведь не для того, чтобы дать симфонический концерт, а чтобы аккомпанировать (в самом высоком смысле этого слова, так как его понимали, например, Рихтер или Бриттен) вокалистам. Тем не менее, сплошь и рядом оркестр выпячивается на первый план, нюансировка выглядит тяжеловесной, голоса певцов заглушаются. Происходит эдакое самолюбование "хозяина" вечера - не всегда, но часто! Это особенно досадно для дирижера, обладающего таким "оперным" опытом. У оркестра, тем не менее, было в этот вечер достаточно возможностей, чтобы проявить себя самостоятельно, да и прекрасный хор ему в этом помогал. Надо отдать должное нетривиальным оркестровым "антрактам", сопровождавшим вокальный вечер. Удовольствие доставили увертюра к "Майской ночи", Прелюдия к "Искателям жемчуга". И даже "школьный" Вальс из Фауста сверкал всеми красками радуги.

Несколько слов об атмосфере концерта. Ведь он был посвящен Лемешеву! Перед началом в фойе звучал его голос. Зрителям бесплатно раздавали брошюру, посвященную истории создания музея певца на его родине в Князево. На сцене стоял его портрет, заваленный цветами. Но, пожалуй, наиболее всего лемешевская атмосфера ощущалась по публике в зале. Было видно, что многие пришли сюда не только на концерт гастролера, но и чтобы почтить память легендарного артиста.

Недавно в одном из интервью Анна Нетребко сказала, что "времена примадонн прошли". Я вспомнил эти слова, сидя в зале. Действительно, весь вечер меня не покидало ощущение, что времена легендарных артистов канули в вечность…

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ