Валентин Предлогов

(1962—2014)

Валентин Предлогов (настоящее имя — Василий Вячеславович Журкин) родился 31 августа 1962 года в Москве в семье сотрудников Института теоретической и экспериментальной физики.

В возрасте 7 лет мама отвела его в музыкальную школу заниматься в класс аккордеона. Через несколько лет обучения Журкин самостоятельно освоил фортепиано, и родители, видя огромный интерес и способности сына, купили ему рояль.

В юности Василий Журкин брал уроки у Татьяны Петровны Николаевой, профессора Московской государственной консерватории. По воспоминаниям близких, в детстве Василий особенно часто исполнял произведения Рахманинова, Прокофьева, Листа и Скрябина.

В 1979 году, после окончания школы, Журкин поступил в МИРЭА (Московский государственный университет информационных технологий, радиотехники и электроники). После защиты диплома в 1985 году стал инженером, затем получил специальность инженера-программиста, в качестве которого проработал всю свою жизнь.

Интерес к музыке, возникший во время обучения в музыкальной школе, Василий Журкин развил и пронес через всю свою жизнь: читал книги о музыке, слушал записи и анализировал их.

В 2000-х годах, с распространением интернета, Журкин стал завсегдатаем музыкальных форумов, а в 2008 году по приглашению главного редактора Belcanto.ru Ивана Фёдорова — модератором и идейным вдохновителем ClassicalForum.ru под ником Predlogoff. Позже начал публиковать рецензии на Belcanto.ru под именем Валентин Предлогов.

В 2008 году Журкин опубликовал статью Перекрёстная нотация как элемент символики и цветозвуковой эстетики позднего Скрябина и планировал написать книгу о нём. Резонансной статьей стала его публикация об отличии редакций Первого фортепианного концерта Чайковского.

В сферу интересов Василия Журкина входили также астрономия и история русского языка и правописания, а также самый широкий круг вопросов науки и техники, истории и политики.

Василий Журкин скоропостижно скончался в возрасте 52-х лет в декабре 2014 года в Москве. Похоронен на Николо-Архангельском кладбище (закрытая часть колумбария, секция 25а, ниша 98, ряд 7).

Один из лучших российских музыкальных критиков наиболее полно выразил своё кредо в статье, написанной ровно за полгода до своего ухода. Вот выдержки из неё:

Я согласен с мнением, что критика — это тоже творчество и что качество её зависит от того, кто именно этим специфическим видом творчества занимается. Далеко не всякий музыкант-профессионал, олицетворяющий какое-либо заметное, а тем более, яркое направление в искусстве, — если говорить о музыке, то не всякий композитор, исполнитель, музыкальный организатор, — способен быть критиком не только потому, что он вследствие своей ангажированности и погружённости в конкретику не универсален, как любой узкий специалист, но и потому, что он может не владеть критическим пером, не иметь глубоких знаний и времени для их пополнения и занятия критикой.

И только человек, выдерживающий дистанцию по отношению к музыкальному предмету, но подготовленный, в требуемом отношении и в достаточной степени образованный, обладающий широким кругозором, ориентирующийся в мире искусства и в мире вообще как таковом, непредвзятый, неподкупный, честный перед собственной интеллектуальной совестью — только такой человек может быть настоящим критиком, способным в своих творческих взлётах подняться выше уровня отдельных творцов, дабы обозреть панораму рассматриваемого им искусства целиком «с высоты полёта».

Часто приходится слышать, что критика слишком зла, безапелляционна, нахраписта, что она не жалеет людей, положивших свою жизнь на алтарь искусства, и так далее. Главный вопрос состоит в том, укоренены ли выводы критика в реальности.

К примеру, если по доброте своей критик будет хвалить плохих певцов и не замечать их недостатки, то способствует ли это улучшению общей картины нашей концертной и оперной жизни? Ведь плохой певец занимает чьё-то место на сцене, из-за него кому-то не дают выступать, кого-то лишают ролей — разве должен критик расточать свою доброту в подобных случаях? По-моему, не должен. Критик должен стремиться быть объективным, а текст его должен быть корректным.

У музыканта и критика разные задачи, и критик, как и музыкант, несомненно, кое-что создаёт, но это «что-то» не есть музыка или её исполнение: критик создаёт понимание, он рассматривает данное конкретное произведение (если речь идёт о композиторском творчестве) или его исполнение (если речь идёт об интерпретации) в современном и историческом контексте, опираясь на знания и опыт прошлых эпох.

Именно в этом смысле критик может и должен быть намного мощнее музыкантов. Критик по необходимости — историк, аналитик и писатель, способный к отслеживанию и возможно более широкому охвату текущей музыкальной жизни, освоению громадных объёмов исторической информации и философским обобщениям.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ