Сцена из спектакля
ТЕМА НЕДЕЛИ
Маститый профессор и многолетний художественный руководитель соседнего с Большим театром РАМТа Алексей Бородин решил не рисковать в своём дебюте на главной оперной сцене страны. Все умные рассуждения о «теме свободного человека в несвободных обстоятельствах», о противопоставлении мира солдатского порядка Хозе и вольницы Кармен и контрабандистов, наконец, о «Пламени Севильи» по аналогии с балетом «Пламя Парижа» не более чем «слова, слова, слова». Главное достоинство нового спектакля – постановка не мешает восприятию музыки и пения, не входит в противоречие с либретто. Единственный крупный вопрос – Заключительная сцена Кармен и Хозе. Почти до самой развязки оба сидят возле стола с бутылкой и стаканами, Хозе почти неподвижно. А в музыке – девятый вал страстей, нагнетание рокового удара навахи. Почему? Понять могу, такого ещё не было. Но принять не получается.
Главная цель любой постановки – максимально передать смысл музыкального произведения, созданного композитором. Чтобы ее достичь используются различные приемы: текст, музыка, декорации, костюмы, свет, жестикуляция, хореография и другие. И я считаю, что любое исполнение, способствующее этой цели, допустимо и оправдано, а отход от передачи смысла можно рассматривать как предательство произведения. Важно не то, современная ли постановка или классическая, близка ли она к тексту или нет (например, перенесена в другое время или в какой-то иной контекст), а способствует ли она раскрытию замысла произведения и донесению его до публики. Подчеркиваю, важным я считаю не дословное следование тексту, а то, что с помощью этого текста выражается, какой смысл скрыт за ним. Очень часто можно слышать критику в адрес режиссеров, что они не уважают идею автора произведения. Согласен, если постановка не учитывает авторский замысел, это значит, что она не удалась. Но огромной ошибкой будет слепо следовать замечаниям и указаниям автора произведения, написанного в другую эпоху и для другой публики, для публики своего времени.
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ