Есть, есть еще порох в пороховницах!

«Битва при Леньяно» на Фестивале Верди в Парме

Ирина Сорокина
Специальный корреспондент

Одно из неофициальных и любимых занятий журналиста, меломана и просто любителя оперы – плакаться на нынешнее тревожное и невеселое состояние вокального искусства. Факт остается фактом – поющее ныне на сцене поколение совершенно не похоже на тех, кого ныне мы считаем великими или выдающимися певцами. Среди ни уж точно нет великих (разве что Лео Нуччи?), да и этикетку «выдающийся» к кому-либо приклеить нелегко (разве что к Мариэлле Девиа?).

«Битва при Леньяно» на Вердиевском фестивале в Парме способна хотя бы на время представления этой оперы заставить прекратить жалобный плач и утирать слезы. Опера хорошо, порой очень хорошо спета и доставляет искреннее удовольствие. Над всеми возвышается румынское сопрано Аурелия Флориан в нелегкой партии главной героини Лиды. Еще до первых нот артистка приковывает взор красивой сценической статью, грациозной фигурой, умением носить костюм, интересностью (не красотой!) лица.

1/11

Перед нами личность: вот мы и добрались до истинной причины всеобщего плача. Милые худенькие сопрано, на которых хорошо сидит костюм, неплохо выученные баритоны, часто пленяющие качеством вокала, вполне крепкие тенора, способные издать все написанные в партитуре ноты, не вызывая при этом волнения в зале, желания вскочить на ноги и сдвинуть с места мягкие части вашего тела столь удобно расположившиеся в кресле театра... Аурелия Флориан – прекрасная певица с красивым тембром, крепкой техникой, пленяющая изысканной фразировкой, тонкостью филировки звука, верностью акцентов. Аурелия Флориан – яркая личность, все, что она поет и делает на сцене, одухотворено и полно смысла. Оттого Лида, разрываемая между любовью к тенору и супружеской верностью к баритону (для этих типичных ситуаций романтической оперы существует весьма меткое и безжалостное выражение: «Тенор хочет заняться любовью с сопрано, а баритон ему мешает»), - весьма условный персонаж в типичной опере Верди «каторжных лет» - получается у румынской певицы живой и вызывающей сердцебиение и искренне сочувствие. Brava, Аурелия Флориан!

Рядом с Аурелией Гезим Мишкета, албанский баритон, обладающий голосом красивым, полным и округлым. Мишкета делает хорошую карьеру и полностью этого заслуживает. Автору этих строк пришлось слышать его в партиях графа Данило в «Веселой вдове» в Вероне и Эскамильо в «Кармен» в Мачерате. Роль Роландо выявляет лучшие качества певца-актера: Мишкета дарит минуты подлинного наслаждения благодаря мягкости звукоизвлечения, красоте кантилены, прозрачности дикции, проникновения в стиль музыки раннего Верди. И у него, подобно Флориан, условный персонаж получается живым: это чудо может произойти только тогда, когда природные данные и хорошая вокальная техника заключают союз со страстностью.

Алехандро Рой заслуживает самых искренних похвал. О нет, пение испанского тенора не идеально, и придраться можно как к горловому звучанию, так и к фальшивоватой и недотянутой высокой ноте. Но Рой очень полезный работник оперной сцены, без таких, как он, театры были бы не в состоянии порадовать публику многими названиями на афише, как популярными, так и не слишком известными. Рой захватывает энтузиазмом, грандиозной отдачей, с которой поет нелегкую, как и роль его возлюбленной, партию Арриго. Рой в состоянии передать героический дух музыки Верди «каторжных лет» - способность воистину редкая в наши тщедушные времена.

Уильям Корро (ударение на последний слог) не остается незамеченным в не слишком благодарной роли императора Фридриха Барбароссы (молодой бас появляется и в первом акте в маленькой партии первого консула Милана). Превосходная внешность, значительность присутствия на сцене, крепкий вокал. Нет маленьких ролей, есть маленькие артисты. И это не про Корро.

За пультом во главе Филармонического оркестра имени Артуро Тосканини - Борис Бротт, влюбленный в тех, кому должна помогать его дирижерская палочка. Он показывает себя верным рыцарем Владычицы Оперы, следуя авторским указаниям в партитуре, нежно и внимательно аккомпанируя певцам. Лирические страницы отмечены у него особой проникновенностью. Подлинно великолепен хор пармского Театра Реджо, подготовленный Мартино Фаджани.

«Битва при Леньяно» - не самое лучшее и прославленное творение молодого Верди, но обаянию ее отдельных страниц невозможно не поддаться. Дуэт сопрано и тенора потрясающий, хоровые страницы значительны. Опера написана в конце 1848 года на либретто Сальваторе Каммарано и появилась на сцене в январе года 1849 в Риме, где прошла с большим успехом. Драматическая история трех героев (тенора, сопрано и баритона, как и положено...) помещена в историческую раму, имеющую безусловные точки соприкосновения с эпохой Рисорджименто. В «Битве при Леньяно» речь идет о сопротивлении, оказанном в 1176 году Ломбардской Лигой войскам императора Фридриха Барбароссы. В году 2012 по поводу пармской постановки пожилой и рафинированный завсегдатай галерки шутит, проводя параллели между Ломбардской Лигой семьсот с лишком лет назад и сегодняшней Северной Лигой (Lega Nord), выступающей против «Рима-вора» и ратующей за налоговый федерализм, за автономию экономически развитого итальянского Севера и чуть ли не за его отделение от остальной Италии: «Берлускони ушел на покой... А Барбаросса – это Берсани» (генеральный секретарь оппозиционной Берлускони Демократической партии). Как и во времена Верди «Битва при Леньяно» актуальна для итальянцев!

Спектакль известного дизайнера-режиссера Пьер Луиджи Пицци из серии «вечно тех же, вечно новых». Пицци, синоним элегантности, любви к простым и изысканным цветовым сочетаниям и строгости линий (архитектор по профессии, он всегда остается архитектором и дизайнером), верен себе и тогда, когда ставит патриотическую оперу Верди эпохи Рисорджименто. Избранные архитектурные элементы – кирпичные колонны, кирпичные стены. Немногочисленные аксессуары – пара деревьев, крест – все строго дозировано, красиво, функционально и безупречно. Настоящий праздник для глаз, праздник и в том, что касается световых эффектов (Винченцо Рапони использует один цвет в различных градациях) и костюмов. Благородная серо-серебристая гамма преобладает, для платьев героини выбраны белый, фиолетовый и черный цвета: словом, еще раз никогда не надоедающие вкус и элегантность. О собственно режиссуре говорить трудно: как всегда у Пицци, спектакль принадлежит к жанру tableaux vivant.*

Что сказать? Театр не был полон, и ложи не блестели. Аплодисменты звучали вполне громко, хотя могли бы поаплодировать подольше и погорячее. Зато спектакль, виденный автором статьи, почтила своим присутствием великая Райна Кабаиванска. Вкус и элегантность. Воистину с пользой потраченное время, если вы находились в Театре Реджо в Парме во время представлений не слишком известной оперы Джузеппе Верди «Битва при Леньяно».

Примечание редактора:

* «Живая картина».

Фото — Roberto Ricci / Teatro Regio di Parma

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Битва при Леньяно

Произведения

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ