Бриттен на Люцернском фестивале

Бриттен на Люцернском фестивале
Оперный обозреватель

Предлагаем читателям еще одну статью, посвященную Люцернскому фестивалю. Ян Коваленский рассказывает о своих впечатлениях от исполнения бриттеновского «Военного реквиема».

Знаменитый оркестр Баварского радио под руководством Мариса Янсонса исполнил на фестивале «Военный реквием», Бриттена, отметив таким образом 100-летний юбилей композитора. В концерте участвовали смешанный хор Баварского радио, Тёльзерский хор мальчиков и три солиста: американское сопрано Эмили Мэги, английский тенор Марк Пэдмор и немецкий баритон Кристиан Герхаер. Это сложнейшее сочинение, новаторское по своему характеру. Композитор писал его к восстановлению собора в Ковентри, уничтоженного во время бомбёжек фашистами во время Второй мировой войны. Реквием носит ярко выраженный антивоенный, гуманистический характер.

Его многослойная конструкция масштабна: традиционная заупокойная месса, исполняемая на латинском языке смешанным хором и оркестром; хор мальчиков в сопровождении органа и солисты, поющие по-английски текст на слова рано умершего английского поэта Уилфреда Оуэна (1893-1918). Оуэн – участник Первой мировой войны, был тяжело ранен в 1918 году, слал с фронта антивоенные стихи, вернулся на фронт во Францию и погиб в ноябре этого же года. «Моя поэзия скорбна, всё, что поэт может сделать - это предостеречь», - писал он.

Реквием состоит из шести частей: Requiem aetarnam, Dies irae, Offertorium, Sanctus, Agnus Dei, Libera me. Части произведения неравномерны по форме и длительности. Основная смысловая и музыкальная нагрузка ложится на огромную вторую часть Dies irae. В первой части поют оба хора, и есть большая ария тенора, которая начинается словами: «Погребальный звон по тем, кто погиб как скот…» (подстрочный перевод автора статьи). Хочется выделить еще самую короткую пятую часть Agnus Dei, в которой тенор поёт с большим хором о Голгофе на стихи Оуэна, а хор – латинский текст.

Теперь о певцах. Марк Пэдмор родился в 1961 году и учился в Королевском колледже, он сотрудничал с У. Кристи, Ф. Орвегге, Д. Гардинером и др. в исполнении барочного репертуара, но в то же время пел в операх Моцарта, Стравинского и Бриттена. Певец не раз приезжал с концертами в Россию. У него есть замечательные записи песен Шуберта. В Реквиеме на Пэдморе лежит большая нагрузка: в каждой части есть большие арии тенора и несколько дуэтов с баритоном. У певца крепкий и довольно красивый голос, он легко справлялся с верхними нотами, но в самом пении была какая-то «характерность», некая сдавленность в подаче звука. Этот подход к пению идёт от самого композитора, так как эта партия писалась для друга Бриттена Питера Пирса, у которого был довольно специфический тенор. Композитор подчеркивал, что певец поёт об ужасах войны и смерти от лица солдата (таким же солдатом является и певец-баритон), и широта и красота самого голоса просто неуместна. В этом и состоит трудность при пении в Реквиеме. К концу произведения Пэдмор звучит мягче и лиричнее – всё кончено, и голос возвращается в своё естественное русло.

Партию баритона исполнял прекрасный немецкий певец Кристиан Герхаер. Он получил медицинское образование, а затем учился в Академии музыки в Мюнхене, после этого занимался с Д. Фишером-Дискау, первым исполнителем этой партии в Реквиеме. С 1998 года певец начал широкую профессиональную карьеру в европейских столицах и исполняет очень большой репертуар – от Моцарта до Дебюсси. Он пел в Реквиеме – роскошно, дивным и глубоким звуком и часто очень драматично. Вот такие слова в Dies irae: «Горн пел, увеличивая печаль в вечернем воздухе, и горн отвечал очень печально…» или в дуэте с тенором: «О, Смерть, ты никогда не была нашим врагом, мы смеялись над тобой, мы были в союзе с тобой, старый товарищ…». Здесь много юмора и горького сарказма, и всё это выражено в английском тексте. Оба певца пели доходчиво и сумели горькие слова и грубые солдатские насмешки передать в пении. Впервые автор услышал настоящую английскую речь с хорошей артикуляцией при пении.

Партию сопрано пела американка Эмили Мэги. Она училась пению в Индианском университете и начала свою карьеру в Чикагской опере. Сейчас певица широко поёт в лучших оперных театрах. У неё крупное лирико-драматическое сопрано большого диапазона, спектакли с её участием показывали по российскому каналу «Культура». У сопрано в Реквиеме небольшая партия, и она появляется только в последней части «Libera me», по мысли композитора олицетворяя успокоение погибших солдат. Певица поёт просветлённую латинскую молитву In Paradisum вместе с детским хором и камерным оркестром. Интонационно пение Эмили Мэги очень напоминает голос Галины Вишневской, для которой эта партия и была написана.

Если говорить о вокальных партиях в целом, то в них можно было слышать скорбь и тоску – ощущался мотив личных переживаний героев, которые пели об ужасах войны, о бедах и смерти. А английские стихи с многочисленными повторами текста проникали в душу.

Игра оркестра не была слишком монументальной и величественной, а скорее внутренне трагической. Рассказывать об оркестре Баварского радио – одно удовольствие: коллектив изумительный, он может всё! Связь оркестр-дирижёр неразрывная, они понимают друг друга на уровне подсознания. Хор Баварского радио был создан в 1946 году, и с ним работали, как правило, великие дирижёры Баварского оркестра – О. Йохум, Р. Кубелик, К. Дэвис и Л. Маазель. Хор этот имеет международные награды за свои записи, последняя была в 2012 году за исполнение реквиема Форе. Подготовкой к исполнению «Военного реквиема» руководил известный хоровик Михаил Глёзер, многие годы возглавлявший этот коллектив. Хор находился на сцене сразу за оркестром, а хор мальчиков располагался высоко над сценой. Этот коллектив существует с 1965 года и его артистическим директором является Ральф Людевиг, в прошлом певший в хоре. У него необыкновенно чистое звучание и прекрасная артикуляция. Тёльзерский хор имеет различные награды за выступления, и он неоднократно приглашался на Люцернский фестиваль.

Но, всё же, главный герой вечера – дирижёр Марис Янсонс, который смог воплотить замысел Бриттена в жизнь с пониманием и любовью. Работа, видимо, была проделана трудная и кропотливая, и отрепетировано было всё тщательно. И результат налицо! Хотя я не раз слышал это произведение, но впервые на Люцернском фестивале я глубоко понял замысел Бриттена и полюбил его детище.

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Военный реквием

Произведения

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ