Оперетта — тоже владычица!

«Весёлая вдова» в театре Филармонико в Вероне

Ирина Сорокина
Специальный корреспондент

Автор этих заметок одинаково любит оперу и оперетту и изучала их с одинаковым усердием. Кое-кто возразит: да стоило ли тратить время и силы на изучение столь легкомысленного жанра? Кло-Кло, Жу-Жу, Фру-Фру — именно о столь же прелестных, сколь и легкомысленных гризетках распевает в популярной выходной арии граф Данило в «Веселой вдове», жалуясь на скучное и бессмысленное существование атташе посольства. Стоит ли принимать всерьез Периколу и Пикильо, Ганну и Данило, Анжель и графа Люксембурга, Сильву и Эдвина, графиню Марицу и Тассило? И это те, кто составляет первую, «серьезную» пару, а что сказать о Валансьенн и Россильоне или Бони и Стаси? Предвижу нахмуренные брови любителей музыкального театра, у которых не хватает чувства юмора или умения наслаждаться музицированием от души...

1/8

Случайно услышанная передача об оперетте по итальянскому каналу Radio 3, с участием звезд недавнего прошлого, Даниэлы Маццукато и Макса Рене Козотти, «просветила» известием, что у оперы и оперетты публика разная. Только 25 процентов от общего числа посетителей театра ходят на оба жанра. Оставшиеся 75 ходят или в оперу, или в оперетту. Сложившуюся ситуацию автору не изменить, но за оперетту хочется побороться, доказав, что Золушка ничем не уступает Принцессе.

Наш путь лежит в веронский театр Филармонико, спектакли которого, подобно зеркалу, отражают нелегкие условия, в которых находятся итальянские театры. Ничего удивительного в этом нет, это только в головах туристов Италия – страна культуры, на самом деле в Bel Paese министр заявляет, что «культурой сыт не будешь», и даже когда имя министра становится достоянием истории, политики и народ живут в соответствии с этой идиотским утвержением. Люди в Италии крайне мало интересуются культурой и искусством. Летом Арена ди Верона заполняется в основном иностранцами, из публики россиниевского фестиваля в Пезаро лишь 12 процентов проживает в регионе Марке, огромное количество пустых кресел зияет во время представлений фестиваля на уникальной площадке под открытым небом Сферистерио в Мачерате. Конечно, такие прославленные театры, как миланский Ла Скала или венецианский Ла Фениче заполняются: их престиж высок (что не означает высокого качества), и количество мест невелико. В красно- же золотом зале веронского Филармонико в последние годы обычно сидят «quattro gatti», четыре кота: это симпатичное выражение обычное употребляется вместо «народу нет».

На «Веселую вдову» котов явилось гораздо больше, хотя ложи не блестели. Элегантные пожилые пары были «разбавлены» большим количеством «баранчиков»: этим словом автор любовно и насмешливо называет подростков. «Баранчики» сидели в первых рядах партера, и серьезная «училка» порой пыталась «укротить» их гвалт. Зрелище мало отличалось от того, что автору приходилось наблюдать много лет назад в каком-нибудь московском театре. Поняли ли что-нибудь «баранчики» в дивном творении Легара, осталось неизвестным.

А между тем то, что предстало на сцене веронского театра Филармонико, было не вполне плохо. Почему автор высказывается с такой осторожностью, ведь спектакль прошел «на ура», публика горячо аплодировала певцам и артистам кордебалета, дирижеру и оркестру?? Да потому, что «Веселая вдова» (постановка Джино Ланди 2005 года) вновь поставила непреодолимую проблему, по-итальянски именуемую la classe non è acqua. Что бы это значило, спросит русскоязычный читатель? Выражение в буквальном переводе означает «класс - это не вода», что означает «показать высокий класс – это вам не воды выпить». А что такое показать высокий класс? Не все можно выразить в словах, но кое-что можно: умение одинаково хорошо петь, играть и танцевать, умение носить фрак или вечернее платье, умение кокетливо наклонять головку, украшенную перьями (для женщин...) и играть тросточкой (для мужчин...).

Вот на этих-то местах и casca l’asino (еще одно итальянское выражение), осел-то и упал! Отнюдь не все участники веронской «Веселой вдовы» показали умение одинаковое умение петь, играть и танцевать, некоторым фраки и вечерние платья шли, как коровам седло, ну а плюмажах и тросточках и говорить нечего! Столь невесомые и на первый взгляд легкомысленные вещи проявили жестокое коварство и совсем не покорились приговоренным к их использованию...

Пара главных героев, особенно Маркус Верба в роли графа Данилы, завоевала горячие симпатии публики. Оперетта Легара называется «Веселая вдова», но то, как представили ее в Филармонико, дает право переименовать ее в «Веселого атташе». Маркус Верба решительно переиграл и перепел всех, быть может, за исключением Михаэлы Марку – самой веселой вдовы. Но переиграл всех решительно! У австрийского певца привлекательная внешность и стройная фигура, что обрекает его на успех у женской части публики, превосходный итальянский язык («Вдова» имеет давнюю традицию исполнения на итальянском языке), красивый, мягкий и обворожительный голос, безупречная музыкальность и владение стилем. Верба явил убедительного Данилу, умного и ироничного, чуть усталого, без особой веры в ближнего, посмеивающегося над всеми и вся и распевающего про Кло-Кло и Фру-Фру, а в глубине души только и ожидающего, когда же оно придет, чудо любви. Вoзможно, Верба был чуточку простоват, но только самую чуточку...

Наконец-то мы увидели не только хорошо поющую, но и красивую певицу в роли Ганны – какое счастье! Ведь героиня молода и красива, замужем была всего восемь дней! Не было ни крупной фигуры, ни излишней солидности, ни необходимости скрыть возраст. Михаэла Марку молода, хороша собой, женственна и очень хорошо поет. Ее голос дарил нежную радость розово-серебристого оттенка (последнее из области ощущений и фантазии), красивый тембр, ровность на всем диапазоне, сладостные филировки, уверенные и точные верхние ноты. Марку составила отличную пару Вербе, и недостаток тоже роднил ее с партнером – Ганна Главари грешила простоватостью.

Осел в веронском спектакле споткнулся на второй паре и упал на землю (пардон, пол!) с ужасающим грохотом. Певцы, получившие роли Валансьенн и Россильона, похоже, не поняли, кого от них требуется представлять, и не воздали по заслугам красивейшей и уникальной в своем роде музыке Легара. Даниэла Скиллачи, неплохая певица с голосом красивым и мягким и с крепкой вокальной техникой, представила Валансьенн незначительной капризницей, если не кривлякой, полностью лишив ее аристократической изысканности и благородства, которые присущи ей в оригинале. Поступил меланхолический привет от Даниэлы Маццукато – итальянской «королевы оперетты», ныне уже вошедшей в историю. Ее Валансьенн в незабываемой постановке Мауро Болоньини на сцене Римской Оперы вошла в анналы: вот уже кто блистал отличным ростом, превосходной сценической внешностью, умением носить костюм и играть аксессуарами, включая элегантное и кокетливое колыхание юбки в сцене у Максима! Не говоря уже о безупречном вокале. Пышное имя тенора Аничо Дзордзи Джустиниани являло разительный контраст с его интерпетацией роли Россильона, который скорее заслуживал имени «Россильончика». Маленьким и незначительным предстал гипотетический парижский муж «веселой вдовы», которому в оперетте Легара подарены красивейшие, благородные, патетические темы. И вокал Дзордзи Джустиниани более, чем корректным, не назовешь, и голос у певца очень маленький.

Надо отдать должное всем исполнителям «маленьких» ролей, которых в «Веселой вдове» множество, все они они играли и пели с видимым удовольствием, доставив немалую радость публике, хотя и здесь отсутствие высокого класса подвело. Простовато, господа! Простоваты кавалеры в знаменитом мужском октете. Увы, la classe non è acqua…

Переиграла всех и сорвала бурю аплодисментов Мариза Лаурито, «по мерке» которой была переделана комическая роль секретаря посольства Негуса, с которой в Италии традиционно ассоциируется блестящий актер Элио Пандольфи. Весьма пышная Лаурито, некогда популярная телевизионная субретка, разодетая в порой немыслимые наряды, искусно играла, дурачилась с умом, прыгала как коза, выделывала немыслимые штуки, и при этом ни разу не была вульгарной. Благодаря неаполитанской толстушке театр Филармонико ожил и озарился улыбками. Спасибо, Мариза! Ты обнаружила еще и неплохой голос с безупречно чистой интонацией...

Спектакль подписан именем миланского режиссера и хореографа Джино Ланди, без которого в стране мелодрамы, возможно, и вовсе позабыли о наличии у нее очаровательной и остроумной кузины. «Веселая вдова» в Вероне была динамична и могла поставить себе в заслугу симпатичные гэги, однако напоминала телевизионые шоу среднего качества, которых полно как на государственных, так и на принадлежащих Сильвио Берлускони каналах. Зрелище было сконструировано наподобие калейдоскопа из выходов и уходов в быстром темпе и «ударных» шуток, насладиться которыми не давали времени. На сцене все блестело, мелькало и мельтешило, на втором плане жеманно вытягивали ноги артисты кордебалета. Даже божественный дуэт Ганны и Данило сопровождался танцем балетной пары, которая прежде в глубине сцены изображала статую. Легаровская оперетта рассказывает историю любви двух людей, которые «нащупывают» истинное чувство среди пустого окружения и господства материальных интересов. Спектакль Ланди без конца акцентировал мотив измены: все флиртовали, все изменяли мужьям и женам. Словом, история о рогоносцах. Спектакль грешил отсутствием элегантности, аристократического лоска: la classe non è acqua…

Кому-то оформление Ивана Стефанутти может понравиться. Автор нашла в нем стишком много элементов кича: интерьеры посольства Понтеведро могли принадлежать любому особняку в любом городе, парижская резиденция Ганны Главари может быть приравнена к чудовищным сооружениям, которыми изобилует постсоветская Москва, а фоном для сцены в кафе «Максим» является сверкающая Эйфелева башня, главная туристическая приманка французской столицы. La classe non è acqua…

Костюмы Уильяма Орланди были элегантны и использовали пастельные оттенки. К сожалению, не подумали о внешности участников настоящего состава: Михаэла Марку блондинка и крайне светлое платье превращало артистку в мерцающее бледное пятно. Если милые дамы не умели носить плюмажи, то, возможно, стоило от них отказаться. La classe non è acqua...

На своем месте оказался дирижер Роберто Джанола, которого нельзя было упрекнуть в отсутствии высокого класса. Джанола дирижировал элегантно и легко, любовно аккомпанировал певцам.

Как закончить? Да здравствует «Веселая вдова», королева опереточного жанра. Да здравствует изумительной красоты музыка Франца Легара. Слава Богу, что они привлекли в веронский театр публику, которая от души развлеклась и с упоением внимала бессмертным мелодиям. Да здравствует жизнь, которая вернулась в театр. В Вероне бушует весна, за городом расцвели персиковые деревья: зрелище фантастической красоты. Хорошо бы, если среди всех этих позитивных мыслей и чувств не забывалась еще одна: Оперетта тоже Владычица. Как и ее кузина Опера. И воздавать ей надо по заслугам.

Foto: Ennevi

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Франц Легар

Персоналии

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ