Торжество визуальности или изыски посткультурной режиссуры?

«Сотворение мира» Гайдна на фестивале Биргитта в Таллине

«Сотворение мира» Гайдна на фестивале Биргитта в Таллине
Культуролог
Нынче 11-й Фестиваль Биргитта представляет, как говорит Эри Клас, радикально различные жанры музыкального театра. Оратория Йозефа Гайдна «Сотворение мира» была исполнена на открытии Фестиваля и поставлена специально для этого события. Согласно концепции постановщиков, это величественное произведение показывает все возможности человека, как музыкальные, так и динамические, взывая, таким образом, к различным типам зрительского восприятия. Данная постановка «Сотворения мира», несомненно, относится к экспериментальному театру — солисты и хор не только поют, но и воспроизводят движением историю сотворения мира. Кроме солистов, хора и оркестра на сцене и в зрительном зале постоянно работают танцоры, воздушные гимнасты, специально приглашенная команда голландских акробатов выполняет головокружительные трюки.

Визуализация всех форм культуры, ставшая одной из доминант постсовременной культурной ситуации, проявляется во всех областях культурной жизни, от всепроникающей рекламы до усиления визуального компонента в интерпретациях классических произведений, в том числе и музыкальных. Музыкальный театр наиболее показателен в этом смысле, а споры о «режиссерской опере» не утихают среди критиков и любителей классики в разных странах.

Визуализация выходит во все более широкие пространства, свидетельством чему стало исполнение оратории Гайдна «Сотворение мира» на фестивале «Биргитта» в Таллине. Этот фестиваль, который в прошлом году отметил свое десятилетие, стал одним из значимых музыкальных событий в жизни Балтийского региона. Бессменный арт-директор фестиваля Эри Клас привлек в стены древнего монастыря на балтийских берегах исполнителей и коллективы из самых разных стран, дал возможность выступить экспериментальным группам и известным театрам. Посещая Биргитту на протяжении ряда лет, не могу не вспомнить знакомство с замечательной английской труппой «Opera North» (Лидс), коллективом, который много делает для продвижения оперного искусства, считая это своей миссией, выступая в колледжах и небольших городках. В 2012 году на «Биргитте» этот театр представил оперу Бриттена «Альберт Херринг», и, несмотря на малую известность опуса по сравнению с классическими хитами оперного искусства, на сложности перевода, вся весьма пестрая аудитория фестиваля (среди которой много как местных любителей оперы, так и туристов из разных стран, заполняющих на пике сезона древний Таллин, посещающих очередную достопримечательность) получила огромное удовольствие, наслаждаясь как комическими ситуациями, так и великолепным исполнением. Интересен был и «Фауст» Гуно, исполненный этой труппой в 2013 году.

Нынче 11-й Фестиваль Биргитта представляет, как говорит Эри Клас, радикально различные жанры музыкального театра. Оратория Йозефа Гайдна «Сотворение мира» была исполнена на открытии Фестиваля и поставлена специально для этого события. Согласно концепции постановщиков, это величественное произведение показывает все возможности человека, как музыкальные, так и динамические, взывая, таким образом, к различным типам зрительского восприятия. Данная постановка «Сотворения мира», несомненно, относится к экспериментальному театру - солисты и хор не только поют, но и воспроизводят движением историю сотворения мира. Кроме солистов, хора и оркестра на сцене и в зрительном зале постоянно работают танцоры, воздушные гимнасты, специально приглашенная команда голландских акробатов выполняет головокружительные трюки. Режиссер-постановщик Ран Артур Браун говорит, что этот спектакль – празднование Поэзии в Движении. В спектакле заняты артисты Международного Физического Театра, около 100 человек, которые исполняют самые разные виды пластических этюдов, создавая ощущение постоянной динамики. Этому способствует и цветовая гамма сцены, меняющаяся в зависимости от хода сюжета библейской истории. Браун является личностью, весьма соответствующей требованиям современной зрелищности и в то же время опирающейся на профессиональное знание музыки. Закончив Иерусалимскую Академию музыки по классу фортепиано и вокала, а также факультет старинной музыки Королевской консерватории Гааги, он изучал оперную режиссуру в бельгийском театре Ла Монне. Он совмещает в себе музыканта, режиссера, хореографа, постановщика боевых сцен и имеет опыт постановок оперных спектаклей в разных театрах мира.

Не останавливаясь детально на музыкальной составляющей спектакля, поскольку музыковедческий анализ не входит в мою компетенцию, все же отмечу несколько моментов. Из исполнителей выделялось красивое сопрано Альфии Камаловой, выпускницы Эстонской академии музыки и театра, которая выступает на различных оперных сценах. С музыкальной точки зрения исполнение было качественным и соответствовало масштабу этого произведения композитора. Таллинский камерный оркестр (дирижер и художественный руководитель Ристо Юуст), государственный хор Латвии, имеющий большой опыт выступлений на разных сценах мира со своим обширным репертуаром, смогли создать величественный настрой оратории и передать ее стилевое разнообразие.

Что касается визуальной составляющей, здесь не все так однозначно. С одной стороны, величественное зрелище сцены, меняющей цветовую гамму в соответствии с ходом библейского нарратива, было убедительно и эстетически привлекательно. С другой, перенасыщенность танцорами и акробатами, многочисленные номера циркового характера, которые не связаны с сюжетом ни настроением, ни образностью, скорее отвлекают публику и от прекрасной музыки Гайдна, и от хода библейского повествования. Возможно, это мое субъективное мнение, но чрезмерный акцент на визуальность далеко не всегда способствует восприятию музыки, будь это инструментальная, симфоническая музыка и даже опера. Несомненно, определенные аспекты визуальности могут стать частью музыкального произведения, образуя целостность, усиливая эстетическое впечатление от него (известна, например, идея цветомузыки Скрябина, используемая довольно часто в различных сценографических экспериментах). Но цвет по своей сути так же абстрактен, как музыка, не имеющая вербальной составляющей, и если настроение и эмоциональная окраска совпадают, эстетическое впечатление может обогатиться (но не всегда и не обязательно). В данном случае сам текст является указателем на ту или иную цветовую гамму, и это соответствие действительно впечатляло и в первых эпизодах, звучащих на зеленом фоне, и в многоцветье, создаваемом шарфами хористов, в сцене создания растений. Вполне эффектным было использование огня в эпизоде торжества света – «Да будет свет!» (я побеседовала с очаровательной молодой артисткой из Германии о жанре в котором она работает, и девушка, улыбаясь, сказала: «О, мы делаем всякие разные вещи!») И вот эти «разные вещи» зачастую вызывали недоумение - почему в сцене создания животных – Царя зверей Льва, затем Тигра, затем других зверей на просцениуме выступали акробаты с довольно банальным акробатическим этюдом, одетые в обычные гимнастические трико? Почему в сцене сотворения человека артист в костюме в стиле хипхопа исполнял нечто очень похожее на брейк-данс? Таких вопросов было много, и они вовсе не свидетельствуют о моем стремлении к чистой и дотошной иллюстративности. Скорее, претензии к постановщику заключаются в полистилистике и полижанровости, которые, при всей постмодернистской фрагментарности как культурного принципа, не соответствуют ни музыке Гайдна, ни содержанию «Сотворения мира». Я не думаю, что интенцией постановщиков была все та же постмодернистская деконструкция этого великолепного произведения, скорее, они руководствовались желанием просто сделать спектакль привлекательнее для широкой аудитории (обычная ошибка современной режиссерской оперы).

И, тем не менее, спектакль в целом имел большой успех, артисты, которые работали в полную силу, вполне заслуженно получили длительную овацию, а прекрасная музыка Гайдна всё же была истинной Героиней.

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Биргитта

Театры и фестивали

Сотворение мира

Произведения

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ