«Сила судьбы» и ее российская судьба (окончание)

Евгений Цодоков
Главный редактор

К 150-летию шедевра Джузеппе Верди

Начало статьи →

Сегодняшней публикацией завершается цикл статей о сценической истории «Силы судьбы» Верди. Ее тема – российские постановки последних лет.

1985. Ленинград. Государственный театр оперы и балета имени С.М.Кирова

В 1981 году Евгений Колобов по приглашению Юрия Темирканова становится дирижером Кировского театра. Казалось бы, это назначение свидетельствовало об успешном развитии карьеры дирижера. Но на самом деле все было не так однозначно.

1/6

В одном из интервью Наталья Попович рассказывает:

В то время сильны были позиции главных дирижеров, и естественно, все основные премьеры были у Юрия Темирканова. А Женя вводился в спектакли текущего репертуара. Репетиции для них не предусмотрены, предложить свое прочтение в этих условиях невозможно, удовлетворения это не приносило…
…Потом Темирканов решил поручить ему оперный спектакль — но это была "Сила судьбы", а дважды в одну воду не вступают. К тому же в Петербурге, в отличие от Свердловска, не разрешили петь по-итальянски. Он спектакль выпустил, но это было уже совершенно не то…

А вот М.Дворкина ссылается на свой разговор с Колобовым:

В Мариинке у Жени не получился такой спектакль как у нас дома. Он сам мне потом сказал: «Всё это из-за того, что пели по-русски эту абракадабру...»

Впрочем, были и другие мнения о том спектакле. Послушаем Алексея Парина:

…Колобов снова неистовствовал (но все же свердловскому спектаклю была присуща бóльшая сосредоточенность, одержимость, страстность). Не забуду спектакль (или генеральную репетицию?) с участием Любови Казарновской, которая тогда была в блестящей форме. Она пела с размахом, с полной выкладкой, ее роскошное вердиевское сопрано творило чудеса. И запомнилась смешная деталь: когда она в конце упала, пола задралась, и публике досталась на обозрение нога Казарновской. Парадокс был в том, что общему ощущению трагедии эта "бяка" ничуть не помешала. Все равно я помню ту "Силу судьбы" как великий спектакль. Потому что Колобов как бы творил музыку Верди…

Да, безусловно, спектакль обладал своими достоинствами – слишком уж сурово Колобов о нем судил. Наряду с ярким искусством самого маэстро в нем был сильный состав солистов: Евгения Целовальник (Леонора), Юрий Марусин (Альваро), Сергей Лейферкус (Дон Карлос), Николай Охотников (Отец-настоятель), Ирина Богачева (Прециозила). Среди других участников: С.Стрежнев (Трабуко), певший еще в постановке 1963 года, М.Булатов (Фра Мелитоне), В.Морозов (Маркиз ди Калатрава), а также находящаяся только в начале своей звездной карьеры Л.Дядькова (Курра).

Марусин, Лейферкус, Охотников, Богачева в особом представлении не нуждаются – все сделали впечатляющую карьеру, стали народными артистами. А вот творчество Евгении Целовальник незаслуженно осталось в тени. Сведений о ней в доступных источниках мало. Восполним же, хотя бы частично, этот пробел.

Евгения Павловна Целовальник (1938-1997) в 1965 году окончила Тбилисскую консерваторию, в том же году начала свою вокальную карьеру в Ленинградской филармонии. С 1968 солистка МАЛЕГОТа. Пела здесь партии Иоланты, Мими, Тоски, Донны Эльвиры, Чио-Чио-сан, Аиды, Леоноры в «Трубадуре» и др. в 1972 выступила в партии Бесс в «Порги и Бесс» Гершвина (1-я исполнительница на русской сцене). Еще будучи солисткой этого театра, неоднократно приглашалась в Кировский, где пела в «Трубадуре», исполняла заглавную партию в «Манон Леско» Пуччини в 1-й постановке Валерия Гергиева на сцене Кировского театра и др. В 80-х годах певица стала солисткой ГАТОБа, в котором выступала до конца жизни. В последние месяцы перед кончиной Целовальник тяжело болела, но мужественно сопротивлялась недугу, продолжая выступать на сцене…
В репертуаре певицы были также партии Ярославны, Ортруды, Шарлотты, Фаты Морганы, Иродиады в «Саломее», Марцелины в «Свадьбе Фигаро» (последняя работа певицы) и др.

В 1985 Целовальник участвовала в записи оперы «Пират» Беллини, осуществленной Колобовым силами артистов, оркестра и хора Кировского театра (партия Имоджене).

В 1995 приняла участие в московском концерте светлановского ГАСО, где под управлением В.Гергиева исполнила партию Брунгильды в финальной сцене из «Гибели богов».

В красиво изданной книге, посвященной истории Михайловского театра (МАЛЕГОТа), творчеству Евгении Целовальник уделена всего одна строка:

Е.Целовальник (Иоланта), обладавшая сильным драматическим сопрано, идеально смогла передать глубину души своей героини.

Наряду с премьерным составом в спектаклях «Силы судьбы» (всего было 13 представлений) участвовали также Любовь Казарновская и Лариса Шевченко (Леонора), Александр Дедик и Алексей Стеблянко (Альваро), Валерий Алексеев (Дон Карлос), Людмила Филатова (Прециозилла) и др.

В этой постановке «Силы судьбы» вновь в качестве режиссера выступил Семен Штейн. Здесь же произошла первая творческая встреча Колобова с художником Сергеем Бархиным, с которым в дальнейшем он продолжил плодотворное сотрудничество в Москве сначала в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, а затем и в Новой опере.

Интересно привести мнение Колобова о сценографии Бархина в том спектакле:

Я знал, что он художник современно мыслящий, далекий от советского кондового «реализма». И вдруг он сделал декорации вполне традиционные. Честно говоря, я даже был несколько разочарован. До этого я видел его работы, и у меня сложилось о нем представление как о сценографе-экспериментаторе. Видимо, поскольку театр был очень академическим, да еще были советские времена, его убедили сделать такую сценографию. Это было наше первое знакомство.

(из архива С.Бархина, опубликовано на сайте художника – прим. авт.)

Не столь «строг» А.Парин:

Когда Колобов поставил свой спектакль в Кировском театре, то вместе с музыкой запомнились декорации Бархина. Им тоже была присуща высокая напряженность духовного слоя, они говорили тем же языком, что и музыка Колобова.

В такой разнице мнений нет ничего удивительного. Критик дает нам свое непосредственное ощущение от увиденного, а у Колобова, возможно, превалирует личностное отношение к постановке в целом, во многом являющейся репликой, повторением пройденного. Воистину, «дважды в одну воду не вступают»…

От себя добавлю – «Сила судьбы» с ее возвышенной романтической оперной условностью, обращенной, если хотите, к славному прошлому жанра, и не нуждается в современных постановочных изысках. В этом случае велика вероятность того, что наружу «вылезут» все ее сюжетные несуразности.

Осталось добавить, что существует запись «Силы судьбы» 1985 года, сделанная по радиотрансляции.

* * *

В московский период своей творческой карьеры Евгений Колобов еще раз обращался к «Силе судьбы». 16 ноября 1993 года в БЗК она была дана в концертном исполнении и в сокращенном виде (без 1-го акта и с другими купюрами). Солисты: Елена Зеленская (Леонора), Сергей Хомов (Альваро), Андрей Спехов (Дон Карлос), Дмитрий Каневский (Отец-настоятель), Тигран Мартиросян (Фра Мелитоне).

* * *

1998. Петербург. Мариинский театр

В первой постсоветской сценической постановке «Силы судьбы» Валерий Гергиев обратился к петербургской редакции оперы, которая не исполнялась, практически, с незапамятных времен и давно превратилась в раритет. По состоянию на тот период времени кроме опыта «Променадных» концертов Би-би-си (BBC Proms) 1981 года (дирижер Джон Матезон, солисты Мартина Арройо, Кеннет Коллинз, Петер Глоссоп, Дон Гаррард, Джанет Костер и др.) сразу и не вспомнишь аналогичного прецедента.

Мариинский спектакль носил характер аутентичной реконструкции. Художник Андрей Войтенко выполнил декорации по историческим эскизам Андреаса Роллера к мировой премьере. Подстать им был и классический стиль постановки, которую осуществил режиссер Элайджа Мошински. Художник по костюмам Питер Д. Холл также олицетворял в некотором смысле традицию (в 1975 году он участвовал в обновлении исторической постановки Мет. 1952 года).

Такой подход дал повод некоторым рецензентам для иронических замечаний:

Режиссера-постановщика «Силы судьбы» выписали из Великобритании, и он – Э. Мошински – был в первую очередь пленен реставрационными задачами. Похоже он не просто не испугался вампучности самой оперы в ее давней постановке, а с упоением эту самую вампуку воспроизвел. Дон Альваро стоит и долго поет, что ему надо бежать, а его преследователи терпеливо дожидаются конца фразы, чтобы пуститься в погоню. Леонора просит убежища в монастыре у дирижера, а не у настоятеля, который смиренно маячит у нее за спиной и т. д. и т. п. — можно описывать в подробностях каждую сцену (как Альваро вопреки кодексу чести добивает поверженного Дона Карлоса, словно заправский Отелло, путем удушения; как францисканский монах, позабыв о сане, в силу резвости характера скачет по столам и табуретам; как воскресает из мертвых удушенный Карлос и предстает перед своим врагом держа по сабле на каждом плече, и, наконец, потрясающий душу финал — три труппа — заколотые Леонора и Карлос лежат рядком, а Альваро уходит в кулису, чтобы эффектно появиться на мостике и броситься в рисованные воды ущелья). Сам Верди как-то не радовался такому количеству смертей в финале и создал вторую редакцию оперы, которая и идет по всему миру (Альваро оплакивает смерть возлюбленной, но руки на себя все же не накладывает). В Мариинском же последовательно придерживались музейной логики, как бы абсурдна она ни была, и по сему интерес к спектаклю остался чисто историческим…

(Е.Третьякова. Петербургский театральный журнал, №4, 1998 г.).

Почему автор статьи априори отказывает создателям спектакля, а заодно и жанру в целом в их законном и освященном традицией праве на оперную условность – мне неясно. Важнее, однако, другое. Далее рецензент в более радужных тонах пишет о музыкальной стороне дела, отмечая высокий уровень вокала, что в первую очередь касается тройки протагонистов – Леоноры, Альваро и Дона Карлоса. И с этим, безусловно, следует согласиться!

Назовем премьерный состав постановки: Галина Горчакова (Леонора), Гегам Григорян (Альваро), Николай Путилин (Дон Карлос), Сергей Алексашкин (Отец-настоятель), Марианна Тарасова (Прециозилла), Георгий Заставный (Фра Мелитоне) и др.

* * *

2001. Москва. Большой театр

На исходе 2001 года «Сила судьбы» была, наконец-то, впервые поставлена в Москве. Более 140 лет пришлось ждать этого события. Почетную историческую миссию выполнил Большой театр, правда, заемными средствами, арендовав спектакль неаполитанского театра «Сан Карло» 1982 года. Новшество оказалось удачным. Классически ясный и красивый спектакль (режиссер Карло Маэстрини, сценограф Антонио Мастроматтеи) выглядел весьма привлекательным и соответствующим духу этой оперы. Музыкальные качества постановки (дирижер-постановщик Александр Вилюманис) были более уязвимыми.

В премьерном спектакле 26 декабря был задействован следующий состав солистов: Елена Зеленская (Леонора), Сергей Ларин (Альваро), Сергей Мурзаев (Дон Карлос), Вячеслав Почапский (Отец-настоятель), Ирина Долженко (Прециозилла), Георгий Заставный (Фра Мелитоне) и др. Для некоторых из них обращение к «Силе судьбы» было не первым в карьере.

Зеленская к тому времени уж неоднократно исполняла Леонору за рубежом (в Савонлинне, Копенгагене, Стокгольме) да и москвичи могли слушать ее в 1993 году (концертное исполнение «Силы судьбы в БЗК – см. выше).

Сергей Ларин (1956-2008), сделавший блистательную мировую карьеру, спел Альваро в Венской опере еще в 1990 году. Это произошло вскоре после его сенсационного дебюта на Ринге в партии Ленского. Ларин к тому времени выступал в Братиславе, находящейся неподалеку он Вены. И когда неожиданно заболел Петер Дворский, ему предложили срочно заменить его в одном из венских «Онегиных». Так началась мировая слава певца. В 1996 году Ларин единственный раз выступил «Тоске» на сцене Большого театра. В том же году артист снова пел Альваро уже в Метрополитен-опера. А незадолго до премьеры Большого театра исполнил эту партию в Баварской опере.

Преждевременно ушедший из жизни, Ларин по складу своего таланта и темперамента как нельзя лучше подходил для этой партии – органичный сплав мягкости и полетности голоса итальянского склада сочетался у него с романтической одухотворенностью и какой-то русской задушевностью. Пел он в московской премьере очень хорошо и стильно…

Впрочем, в это время уже существовал наш журнал, в котором было опубликовано два материала, посвященных этой премьере, к которым мы и адресуем читателя. Кое-что в этих статьях, написанных 12 лет назад, конечно, устарело – жизнь не стоит на месте, меняются приоритеты и опыт автора. Совершенно иной стала и ситуация с русскими певцами, выступающими на Западе. Тем не менее…

«Большой» бросил вызов судьбе»

«Сила судьбы». Размышления после премьеры»

* * *

2010. Москва. Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Дирижер Феликс Коробов, режиссер Георгий Исаакян, сценограф Сергей Бархин. Премьерный состав: Наталья Петрожицкая (Леонора), Нажмиддин Мавлянов (Альваро), Андрей Батуркин (Дон Карлос), Дмитрий Степанович (Отец-настоятель), Лариса Андреева (Прециозилла) и др.

Состоявшуюся 8 октября 2010 года премьеру любители оперы ждали с нетерпением, ведь предыдущая арендная постановка «Силы судьбы» Большого театра давно канула в лету. Этот спектакль станиславцев совсем свеж в памяти. Впечатления о нём, как и о ярком дебюте Нажмиддина Мавлянова, еще даже не улеглись полностью и продолжают волновать любителей оперы. Многие из них видели спектакль. Тем же, кто не знаком с ним, предлагаем ознакомиться с подробной рецензией на страницах нашего журнала.

* * *

29 марта 2012 года в Концертном зале им. Чайковского силами Государственной академической симфонической капеллы России под управлением Валерия Полянского состоялось последнее по времени концертное исполнение «Силы судьбы» в Москве.

Состав исполнителей: Елена Евсеева (Леонора), Олег Долгов (Альваро), Михаил Дьяков (Дон Карлос), Михаил Казаков (Отец-настоятель), Людмила Кузнецова (Прециозилла) и др.

Это событие также отражено на страницах нашего журнала.

«Вердиана Полянского продолжается…»

* * *

Обзор важнейших постановок «Силы судьбы», и, прежде всего, российских, за всю ее 150-летнюю историю подошел к концу. Этот опус имеет особое значение для отечественного оперного искусства. Чего уж греха таить – если не считать некоторых забытых сочинений старых мастеров 18 века, работавших при петербургском дворе, «Сила судьбы» – единственный шедевр из зарубежного мирового классического наследия, премьера которого состоялась в нашей стране.

Сценическая история «Силы судьбы» продолжается. Надеюсь, что у нас будет еще немало поводов вернуться к этой замечательной опере Джузеппе Верди, 200-летний юбилей которого отмечается в этом году.

Иллюстрации:

«Сила судьбы». Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. 2010 г. Сцена из спектакля.
Е.Целовальник – Леонора, Ю.Марусин – Альваро.
«Сила судьбы». Мариинский театр. 1998 г. Сцена из спектакля.
Г.Горчакова – Леонора. Мариинский театр.
Е.Зеленская – Леонора, С.Ларин – Альваро.
Н.Мавлянов – Альваро.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ