«Весталка» Спонтини в Театре Елисейских полей

Евгений Цодоков
Главный редактор

В октябре месяце парижский Театр Елисейских полей порадовал публику раритетной премьерой «Весталки» Гаспаре Спонтини (копродукция с брюссельским театром Ла Монне).

Удивительно, но эта замечательная опера, впервые поставленная именно во французской столице в 1807 году, не шла здесь почти 160 лет с 1854 года. А ведь когда-то ее феерическая премьера, восхитившая Наполеона, императрицу Жозефину и музыкальную общественность Парижа, заставила всю Европу говорить о Спонтини. Ее постановки в 19 веке (особенно в 1-й половине) исчислялись сотнями во многих странах. Что и говорить – «Весталкой» восхищались великие композиторы Бетховен, Берлиоз, Вагнер, даже наш суровый А.Серов видел в ней достоинства. А это что-нибудь да значит!

1/5

Театр обратился к оригинальной французской редакции оперы. Постановку осуществили известный дирижер Жереми Рорер и не менее известный театральный режиссер Эрик Лакаскад, дебютировавший в оперном жанре. Приверженец т. н. «исторически информированного» (аутентичного) исполнения музыки 18-начала 19 вв., маэстро Рорер привлек для исполнения свой ансамбль «Le Cercle de l’Harmonie».

В главных ролях заняты сопрано Эрмонела Яхо в партии Юлии, тенора Эндрю Ричардс (Лициний) и Жан-Франсуа Боррас (Цинна), меццо-сопрано Беатрис Урья-Монзон (Главная жрица весталок) и бас Константин Горный (Верховный жрец). Стоит подчеркнуть, что постановщики вернулись к изначальной традиции поручать партию Цинны тенору, тогда как в 20 в. ее часто и с успехом пели баритоны, среди них такие выдающиеся, как Джузеппе Де Лука, Ренато Брузон.

Уже появились первые отзывы на премьеру. Во многих из них, особенно во французских изданиях, результаты работы творческой группы и, прежде всего, дирижера, оцениваются в целом положительно, хотя и с рядом оговорок.

Впрочем, слышны и критические ноты. В частности, один из критиков пишет, что выбор руководством театра Лакаскада вряд ли представляется удачным, ибо он «как большинство театральных режиссеров слишком обозначает свое присутствие», в результате чего опера перегружена суетливыми движениями, что не вполне подходит ее «храмовой» стилистике. Возможно, эта перегруженность сильнее ощущается на фоне довольно лаконичного внешнего облика спектакля, решенного в конструктивистско-минималистическом условном ключе (сценография - Эмманюэль Клолус).

Любопытно отметить едкое замечание рецензента американской «Нью-Йорк Таймс», охарактеризовавшего как «дешёвый трюк» режиссерское решение в грозовой кульминации 3-го акта, когда священный огонь в алтаре вновь возгорается не благодаря божественной молнии, а от рук одной из девственниц, «тайно бросившей спичку в урну»!? От себя могу добавить, что такому откровенному постмодернистскому «снижению» смысла, придающему происходящему какой-то ёрнический оттенок, трудно найти здравое объяснение.

Музицирование маэстро Рорера и ведомого им оркестра достаточно единодушно всеми признано качественным. Однако и здесь не обошлось без ложки дёгтя – тот же американский критик полагает, что специфическому звучанию инструментов «Le Cercle de l’Harmonie» не хватало плоти, особенно в быстрых темпах, что «умаляло величие музыки».

Много похвальных слов досталось хору (вокальный ансамбль «Эдес»), партия которого в этой опере вплетена в действие и виртуозна.

Впечатление от солистов, включая и нашего соотечественника К.Горного, пресса также характеризует в положительных тонах. Особой похвалы удостоился исполнитель роли Цинны Ж.-Ф.Баррас, запомнившийся артистизмом и отменным французским произношением.

Что касается главной героини, то признавая достоинства, проявленные Яхо, отдельные рецензенты не могли удержаться, чтобы не вспомнить в ностальгических тонах харизматичную Марию Каллас, блиставшую в этой роли в 50-х гг. прошлого века, отмечая возвышенное достоинство созданного ею образа как недостижимый нынче образец стиля.

У читателей есть возможность познакомиться с постановкой, так как живая видеозапись одного из спектаклей доступна на канале medici.tv.

Понятно, что никакая запись не дает адекватного представления о спектакле ни в плане его постановочных достоинств, ни, тем паче, музыкальных и вокальных. Поэтому, не побывав непосредственно в зале театра, я воздержусь от детальных и безапелляционных оценок увиденного. Отмечу лишь в самом общем плане, что не разделяю благостного тона относительно мастерства Яхо, в порывистой манере пения которой, особенно в патетических местах, часто заметна интонационная невнятность, если не размытость, недопустимая в больших масштабах в пении вообще и уж тем более в музыке Спонтини. Безусловно, в «Весталке» – ярчайшем образце постклассицизма, переходного этапа развития оперного жанра – ощущается драматический и индивидуалистический романтический бунт, однако все же он огранен «аппасионатным» бетховенским духом, требующем высочайшей артикулированности звукописи.

В любом случае, нынешнюю постановку «Весталки» - важнейшего связующего звена между эпохами классицизма и романтизма – нужно приветствовать. Хочется надеяться, что это художественное событие привлечет большее внимание к этому опусу, редко появляющемуся на мировых сценах.

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Эрмонела Яхо

Персоналии

Весталка

Произведения

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ