Семь оперных вечеров в Минске (окончание)

Евгений Цодоков
Главный редактор
Проводимый в рамках Рождественского форума 1-й Минский международный Рождественский конкурс вокалистов завершался финальным туром с оркестром. Все 11 финалистов-соискателей пели арии и сцены из опер, в которых были также заняты солисты Белорусского оперного театра. Это яркое публичное зрелище стало одним из знаковых событий оперного праздника в белорусской столице. Для того, чтобы составить исчерпывающее мнение о конкурсе и справедливости его оценок, конечно, надо послушать все три тура. Но, судя по финалу, уровень соревнования был довольно высок.

Сегодня мы завершаем обзор событий V Минского международного Рождественского оперного форума, проходившего в столице Белоруссии на сцене Белорусского театра оперы и балета с 12 по 18 декабря.

После драматизма «Пиковой дамы» хорошо было эстетически расслабиться на каких-нибудь оперных «безделушках». Их гостям форума продемонстрировали в камерном зале имени Л. Александровской, уютно расположившимся на верхнем этаже Белорусского оперного театра. Правильнее, наверное, было бы назвать этот зал музыкальной гостиной. Сцены как таковой тут нет. Это влечет за собой определенные сложности для постановок и репертуарные ограничения. В более выигрышном положении здесь всегда окажется артистизм крупного плана, как в «Телефоне», а комедиям положения всегда придется преодолевать ограниченность театрального пространства. Показанные спектакли – не исключение.

Две итальянские одноактные комические миниатюры общей длительностью около полутора часов – моноопера «Капельмейстер» Чимарозы и интермеццо «Служанка-госпожа» Перголези – удачно дополняют друг друга. Искрометная музыка обоих опусов сама по себе не дает скучать зрителю, а если удачно дополняется артистическим комикованием и стильным музицированием, способна доставить большое удовольствие музыкальному гурману. Разумеется, искать глубоких мыслей здесь не следует. Их изначально нет, и не может быть. Такого рода интермедии в старые времена показывали в перерывах между актами опер-сериа для развлечения и отдыха от «серьезных» переживаний.

В «Капельмейстере» все искусство режиссера заключено в способности передать артистическими и вокальными средствами музыкальную пластику.

Дирижер оркестра (его роль отдана композитором бас-баритону) на репетиции пытается вразумить оркестрантов, научить их правильному с его точки зрения исполнению музыкального опуса. Маэстро дает указания струнным, гобою, валторнам – в общем, всем участникам этой оркестровой репетиции-«капустника», которые должны живо и также с изрядной долей артистизма реагировать на его поучения.

Вот, собственно, и вся незатейливая фабула! Михаил Панджавидзе не без изящества попытался ее воплотить. Однако должным вокально-инструментальным мастерством и отточенным артистизмом это поддержано не было. У самого Капельмейстера – Сергея Лазаревича по ходу «пиесы» возникли неожиданные нелады с голосом, камерный ансамбль играл старательно, с энтузиазмом, но не без огрехов, которые были особенно видны при малом составе из 13 музыкантов.

Надеюсь, что все премьерные издержки (это было всего лишь второе исполнение оперы) будут преодолены – все предпосылки к этому у участников спектакля есть – и очаровательный кунстштюк Чимарозы засверкает ярче.

«Служанка-госпожа» — знаменитое интермеццо Перголези, ставшее примером для многих опер-буффа.

В свое время оно произвело неизгладимое впечатление на парижан, послужив причиной развернувшейся во Франции нешуточной дискуссии о путях развития оперы, вошедшей в историю как «война буффонов». И хотя нынче войн из-за опер не случается, опус Перголези продолжает восхищать любителей этого искусства.

Не будем детально излагать типичную фарсовую историю того, как служанке Серпине (Елена Синявская) удалось ловкостью и хитростью женить на себе старого холостяка Уберто (Дмитрий Капилов). Михаилом Панджавидзе было принято разумное решение – все речитативы исполнять на русском языке (Панджавидзе сам и перевел текст), сохранив итальянский язык для арий и дуэтов. Лицедейство трех участников представления, включая слугу Веспоне (Олег Гордынец, роль без слов) отличалось живостью, а ограниченное сценическое пространство благодаря ставшей главным «действующим лицом» кровати стесняло меньше, чем можно было предполагать, исходя технических условий зала. Режиссерская «отсебятина» – «немой» Веспоне превратился в забавного комментатора или, можно сказать, «конферансье» этого вечера – выглядела уместной, а реплики слуги остроумными.

Что касается общего облика спектакля и исполнительского мастерства артистов-солистов, то кроме общего впечатления «сырости» есть и еще пожелания. Этот фарс все-таки требует более изысканной и элегантной сценографии, чего недоставало. Несколько «пережимала» в сценическом поведении Елена Синявская. И в вокальном отношении дуэт героев также требует бóльшей шлифовки.

Музыкальный руководитель обеих постановок Андрей Иванов провел серьезную работу. Это видно хотя бы по тому, что в музыкально-стилистическом отношении оба спектакля оказались грамотными. Относительно слабое звено – собственно исполнительское мастерство инструменталистов, в игре которых были слышны помарки.

* * *

Минский «Риголетто» совсем недавно пришел на смену устаревшей постановке 1994 года. Премьера прошла 1 марта 2014 года и нашла свое отражение на страницах нашего журнала.

В постановочном смысле есть резон сравнить эту работу с «Пиковой дамой». Компромиссному замыслу Карталова противостояло более органичное и непротиворечивое решение эстонского режиссера Неэме Кунингаса. Он не заигрывал со смыслами и не пытался скрестить несовместимое, а уверенно пошел по традиционному пути, однако сотворив при этом спектакль, смотрящийся вполне современно. Режиссер не побоялся использовать старый добрый поворотный круг, лишний раз напомнив очевидную истину – не само художественное средство может быть устаревшим или актуальным, а его использование. Я сразу вспомнил вошедшего в историю «Севильского цирюльника» Станиславского в московском театре его имени. Тот спектакль жил на сцене более 60-ти лет и смотрелся с неослабевающим интересом – его основным сценографическим «инструментом» был именно поворотный круг…

Нынешняя постановка «Риголетто» получилась динамичной и зрелищной.

Многие решения Кунингаса выглядели убедительными. Не придумывая ничего в глобальном плане, он в то же время освободил ряд деталей этой оперы от шлейфа «нафталинных» традиций. Прежде всего, это касается горба Риголетто. Убрав его, режиссер как бы говорит нам – не нужны дополнительные визуальные психологические «допинги» — слушайте музыку, там все есть! Впечатляющим образом он также избавил финал оперы от его самой большой драматургической нелепости – длительного лицезрения уже вроде бы как убитой Джильды, поющей из мешка. На смену этой смотрящейся нынче просто комично ситуации пришла более возвышенная: Джильда поет заключительные такты своей партии за сценой – она уже там, в мире ином, мы слышим голос ее души, покинувшей тело…

Подстать хорошей постановке оказались и исполнители. Можно было только порадоваться столь ровному составу. Прекрасному герцогу в лице украинского певца Владислава Горая, голос которого своим ясным беспримесным тоном и звонкими верхами доставил удовольствие, ни в чем ему не уступала обаятельная Татьяна Гаврилова в роли Джильды, легко справлявшаяся со всеми трудностями партии. Как всегда свой класс подтвердила Оксана Волкова (Маддалена). Убедительными были Олег Гордынец в роли бандита Спарафучиле и Василий Ковальчук (Монтероне).

Титульную партию уверенно и экспрессивно провел Владимир Громов. У меня нет особых претензий к певцу, кроме одного обстоятельства эстетического характера – в его пении ощущалось стремление к избыточной объемности и масштабной патетике, в то время как в итальянской опере драматизм должен достигаться более тонкими вокальными средствами.

Самым ярким показателем музыкального уровня постановки стал квартет, превосходно и сбалансировано спетый протагонистами. Да и молодой маэстро Андрей Иванов, поначалу испытывавший волнение, в дальнейшем постарался на славу и уверенно провел спектакль.

* * *

Проводимый в рамках Рождественского форума 1-й Минский международный Рождественский конкурс вокалистов завершался финальным туром с оркестром. Все 11 финалистов-соискателей пели арии и сцены из опер, в которых были также заняты солисты Белорусского оперного театра. Это яркое публичное зрелище стало одним из знаковых событий оперного праздника в белорусской столице. Для того, чтобы составить исчерпывающее мнение о конкурсе и справедливости его оценок, конечно, надо послушать все три тура. Но, судя по финалу, уровень соревнования был довольно высок.

Все лауреаты оказались достойными и получили свои премии не по остаточному принципу, – мол, лучше не нашлось – а заслуженно!

Рядом с обладателем Гран-при – уже вполне опытным тенором из Узбекистана Рамизом Усмановым – призовые места с 1-го по 3-е заняли молодые: сопрано Мария Шабуня из Белоруси, сопрано Валентина Феденёва из Украины и баритон Лаша Сеситашвили из Грузии.

Не часто бывает, чтобы почти все решения жюри не вызывали серьезных возражений, и это надо отметить специально! Пожалуй, я бы только поменял местами Сеситашвили и Шабуню. Перспективной белорусской певице, обладающей приятным голосом и неплохой техникой, пожалуй, не хватало меры вкуса и элегантного блеска в исполнении каватины Розины. А вот грузинский баритон практически безупречно спел труднейший и масштабный дуэт Жермона и Виолетты (Е. Бунделева).

Меня просто поразил голос этого певца, удивительно артикулированный для баритона, бархатный и не заглубленный, с полным отсутствием в интонации так называемого «широкого помола».

Победа Рамиза Усманова, исполнившего большую сцену из 1-го акта «Богемы» (включая арию и дуэт) вместе с Анастасией Москвиной была ожидаемой. Его я приметил еще несколько лет назад на Львовском фестивале имени Крушельницкой. Хороший от природы голос певца с несколько специфическим терпковатым тембром стал более раскованным. Как мне кажется, ему нужен теперь только больший лоск и стильность.

Очень перспективна и украинская певица Валентина Феденёва. Сцена письма Татьяны была исполнена ею проникновенно и вокально убедительно. Нынче певица получила приглашение и выступает в труппе Санкт-Петербург Оперы, что является для театра удачным приобретением.

В финале выступали и другие достойные певцы. Но одного из них, ставшего только дипломантом, я хотел бы отметить специально. Это белорусский тенор Павел Петров. Судя по его выступлению с арией Альфреда, у меня сложилось впечатление, что он был недооценен членами жюри и заслуживал более высокого места.

* * *

Завершился форум традиционным большим гала-концертом. Должен признать, что в этом году его уровень оказался несколько ниже прошлогоднего, восхитившего меня. Возможно, отчасти, более умеренное впечатление объясняется не всегда правильно выбранным репертуаром отдельными участниками.

Тем не менее, и нынче были запоминающиеся номера. Среди них выступления лауреатов конкурса, подтвердивших свой класс, а также дуэт Аиды и Амнерис в исполнении Нины Шарубиной и литовской меццо-сопрано Иовиты Вашкевичуте, ария Адриенны Лекуврер в интерпретации эстонской сопрано Хели Вескус, Ария Азучены в исполнении польской меццо-сопрано Агнешки Рехлис, Ария Магды из «Ласточки» Пуччини, которую представила Анастасия Москвина, и ряд других. Лирический тенор Юрий Городецкий показал неплохую техническую оснащенность и чувство стиля в арии Дона Оттавио Il mio tesoro.

С трудной ролью оркестрового аккомпанемента в столь разнообразном репертуаре справились оба дирижера – Андрей Галанов и Вячеслав Волич.

Отдельно хочется отметить хоровые фрагменты концерта. Слушать хор Белорусского оперного – особое удовольствие.

В этот вечер им были исполнены Kyrie eleison из до-минорной Мессы Моцарта и Sanctus из Реквиема Верди.

Неделя в Минске, семь вечеров, каждый и которых внес свою лепту в общую копилку художественных впечатлений, пролетели на одном дыхании. За это – особый поклон Белорусскому театру оперы и балета.

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ