Шедевр на все времена

«Севильскому цирюльнику» — 200 лет!

Евгений Цодоков
Главный редактор
Пушкин, назвав Россини «упоительным», имел в виду именно «Цирюльника». В этом поэтически емком пушкинском слове слилось многообразие оттенков и свойств – это не только качество, обозначающее веселье, удовольствие, наслаждение прекрасным, но и характеристика, придающая всем этим человеческим чувствам элегантный и благородно возвышенный ореол!

20 февраля 1816 года в римском театре «Арджентина» с треском провалилась новая опера Россини, которой суждено было стать одним из величайших достижений этого жанра во все времена.

1/2

Чего тут было больше, козней знаменитого Джованни Паизиелло, не стерпевшего соперничества с молодым маэстро, замахнувшимся на сюжет «Севильского цирюльника», принесшего Паизиелло славу, или других привходящих обстоятельств – этого мы не узнаем точно никогда. Например, Стендаль в своей книге «Жизнь Россини», критикуя банальность, по его мнению, каватины Альмавивы, ни словом не упоминает существенного обстоятельства, о котором подробно говорит автор одной из россиниевских биографий Арнальдо Фраккароли – композитор опрометчиво позволил исполнителю роли графа знаменитому тенору Мануэлю Гарсиа-старшему исполнить на премьере в качестве выходной серенады свою песню, что в те времена было в порядке вещей, как и многочисленные автозаимствования, в которых, подчас, упрекают Россини.

Песня Гарсиа не была принята публикой. Этот факт, если он, конечно, реален, тоже мог сыграть свою роль, как и то, что свежая и неординарная музыка часто не находит немедленного и повсеместного отклика в душе у публики. Достаточно вспомнить премьеру «Кармен» Бизе и «Травиату» Верди. Любопытно, что тот же Стендаль, блестящий знаток и восторженный поклонник итальянской оперы, пишет о «Цирюльнике» в целом без особого придыхания, перемежая восторги от одних фрагментов со скептическими замечаниями по поводу других.

Так или иначе, но успех второго и дальнейших представлений расставил все по своим местам и «Цирюльник» постепенно начал свое победоносное шествие по оперным театрам мира.*

* * *

Пушкин, назвав Россини упоительным, имел в виду именно «Цирюльника». В этом поэтически емком пушкинском слове слилось многообразие оттенков и свойств – это не только качество, обозначающее веселье, удовольствие, наслаждение прекрасным, но и характеристика, придающая всем этим человеческим чувствам элегантный и благородно возвышенный ореол!

Ошибочно, на мой взгляд, представлять «Севильского цирюльника», исключительно как смешную оперу-буффа. В отличие от чисто фарсовых «Итальянки в Алжире» или «Турка в Италии», не говоря уже о более ранних опытах Россини в этой области, замечательная пьеса Бомарше, легшая в ее основу, жизненно полнокровнее и многограннее. Сюжет «Цирюльника» если и комический, то с несомненными и довольно острыми для своего времени социально-бытовыми характерными штрихами. Кстати, новаторская трилогия Бомарше (вернее, ее первые две части) своим социально-сословным «привкусом» и сатирой на аристократию пришлась не по душе многим сильным мира сего, а Наполеон даже называл проделки Фигаро «революцией в действии».

Все это тонко прочувствовал Россини. Гениальность его «Цирюльника» не только в пленительных мелодиях, искрометных и неподражаемых ариях и ансамблях, коими насыщена вся без исключения партитура, но и в удивительно тонком и глубоком мастерстве проработки жанровых деталей. Интонационный строй вокальных партий здесь образно точен и в то же время психологически разнообразен, выпукло отражает индивидуальные характеры и чувства героев, что для того времени было совершенно исключительным явлением. Именно такие особенности сделали эту оперу невероятно популярной во всем мире, из ряда вон выходящей среди обширного творчества «пезарского лебедя».

Беспримерная популярность «Цирюльника» привела к тому, что многие десятилетия остальные и довольно многочисленные его опусы, быть может, за исключением «Вильгельма Телля», находились в тени главного шедевра. Конечно, Россини ни в коей мере нельзя считать автором одной оперы. И последние годы убедительно доказывают это. Не в последнюю очередь возрождению обширного наследия композитора способствовал популярный Россиниевский фестиваль в Пезаро, к которому позднее присоединился одноименный фестиваль в немецком Бад-Вильдбаде. Нынче на слуху у любителей оперы не только «Цирюльник», но и другие замечательные его опусы – «Танкред», «Итальянка в Алжире», «Золушка», «Семирамида», «Дева озера», «Моисей в Египте», «Осада Коринфа», «Граф Ори», уже упомянутый «Вильгельм Телль», список можно продолжать.

Однако, как это часто бывает, в возрождении интереса ко всему творчеству Россини не обошлось без досадных крайностей. Сегодня не только среди любителей Россини, но и у некоторых профессионалов нет-нет, да и проскальзывает мнение, что «Цирюльник» переоценен, что он вовсе не является лучшим опусом Россини, да и вообще порядком поднадоел. «Это "запетая" опера, от штампов тошнит...», как-то заявил режиссер Юрий Александров, приступая к постановке «Цирюльника». Конечно, очистить сценическую историю от набивших оскомину общих мест и рутины – благородная задача, и стоит она не только перед постановщиками «Цирюльника», но и перед теми, кто принимается за «Травиату» или «Кармен», «Свадьбу Фигаро» или «Евгения Онегина». Но тривиальная констатация этого факта не имеет никакого отношения к самому шедевру, не дает права на пренебрежительное к нему отношение. Такого рода суждения – чистейшей воды снобизм, не имеющий ничего общего с реальным положением вещей.

Поэтому, рискуя навлечь на себя гнев отдельных «специалистов-фанатов» Россини, скажу так – «Севильский цирюльник», безусловно, является лучшим достижением великого итальянского мастера, возвышающимся как скала над всем его творчеством. Это абсолютный шедевр, шедевр на все времена. Я не одинок в этом своем суждении, у меня есть союзники… например, великий Бетховен, который при встрече с создателем «Цирюльника» воскликнул: «А, Россини! Это вы автор «Севильского цирюльника»? Я вас поздравляю, это прекрасная опера-буффа. Я ее прочел и получил удовольствие. Пока будет существовать итальянская опера, ее не перестанут играть…».

Этим кратким панегириком наш журнал отдает дань великому итальянскому маэстро и его шедевру, которому исполнилось два столетия. Жаль, что большинство ведущих оперных театров нашей страны, многие из которых имеют в своем репертуаре «Севильского цирюльника», не отметило эту знаменательную дату.

Давайте вместе посмотрим фрагмент знаменитого фильма-оперы 1972 года (дирижер Клаудио Аббадо, режиссер Жан-Пьер Поннелль) и послушаем совершенно изумительный по своей драматической и интонационной живости квинтет из 2-го акта оперы в исполнении прославленных оперных певцов прошлого, от имен которых захватывает дух: Герман Прей (Фигаро), Тереза Берганса (Розина), Луиджи Альва (Граф Альмавива), Паоло Монтарсоло (Бартоло), Энцо Дара (Дон Базилио).

Для справки:

* Мировая римская премьера «Севильского цирюльника» в Риме прошла под названием «Альмавива, или Тщетная предосторожность». А 10 августа 1816 года при постановке в Болонье опус Россини обрел свое исконное имя.

Хроника основных премьер «Севильского «цирюльника» такова:

Англия – 10 марта 1818, Лондон, Королевский театр Хеймаркет (для этой постановки, в которой выступала знаменитая французская примадонна Жозефина Фодор-Менвьель, Россини написал новую арию Розины из 2-го акта).
Испания – 16 июля 1818, Барселона, Театр Санта-Крус.
Германия – 1 января 1819, Мюнхен, Резиденцтеатр.
США – 3 мая 1819, Нью-Йорк, Парк-театр
Австрия – 27 мая 1819, Грац.
Франция – 26 октября 1819, Париж, Театр-Итальен.

Среди важнейших премьер также первые постановки в лондонском Ковент-Гардене (1819), венском Театре Ан дер Вин (1819), миланском Ла Скала (1820), Мадриде (1821), Брюсселе (1821), Амстердаме (1823), Буэнос-Айресе (1825).

В России «Севильский цирюльник» впервые прозвучал в 1821 году, когда опера была исполнена в Одессе силами итальянской труппы. А 11 января 1822 года шедевр Россини впервые услышали в Москве, где в Театре Апраксина на Знаменке его представила итальянская труппа. Первая постановка оперы на русской сцене состоялась в Большом театре Петербурга 27 ноября 1822 года.

Иллюстрации:

  1. Фрагмент фильма-оперы 1972 года. Г. Прей (Фигаро), П.Монтарсоло (Бартоло).
  2. Афиша Мировой премьеры «Севильского цирюльника».
0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Джоаккино Россини

Персоналии

Севильский цирюльник

Произведения

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ