«Большой» бросил вызов судьбе

Евгений Цодоков
Главный редактор

Предновогодняя премьера «Силы судьбы» в Большом театре состоялась. «Путешествие из Петербурга в Москву» заняло 140 лет. Постановка этой оперы - всегда испытание. Вокальные партии трудны, действие длинно и запутанно - нужны сверхусилия творческих сил для успеха. Кроме того, над сочинением витает «дух заклятия», оно часто сулит неприятности артистам. Об этом весьма впечатляюще писал в своих мемуарах Беньямино Джильи, рассказывая случаи из практики. «Досадила» опера и Пласидо Доминго - в 1974 году в Гамбурге он из-за болезни вынужден был покинуть сцену после 1-го акта. А если добавить к этому трагическую кончину на сцене «Метрополитен» знаменитого Леонарда Уоррена все в той же «Силе судьбы», то получается и вовсе мрачноватая картина.

И на этот раз «роковая» опера еще до первого представления преподнесла сюрприз, но в данном случае для театра, видимо, хороший: аккурат незадолго до премьеры состоялась встреча руководства театра с премьер-министром М.Касьяновым. В результате возникла совершенно новая возможность решить проблему с предстоящим ремонтом, не закрывая основную сцену полностью, а проводя реконструкцию поэтапно в рабочем режиме. Мы еще обратимся к обсуждению этой темы, а сейчас вернемся к московской премьере.

По горячим следам можно утверждать - в «схватке с судьбой» театром достигнута «боевая ничья». Есть достижения, но есть и просчеты.

Было много разговоров о предстоящей постановке, которую театр импортировал из неаполитанского театра «Сан-Карло». Для нас это новая практика. Хороша она или плоха? Универсального ответа быть не может. Но в данном случае это определенно оказалось удачным начинанием, хотя и досадно, что количество представлений, сданных в «аренду» ограничено. Постановка - классически ясная, что, впрочем, для данной оперы, в силу особенностей ее либретто, почти предопределено. Видна работа режиссера. Это проявляется в достаточной осмысленности мизансцен, что, опять-таки, осуществить при таком сюжете было весьма непросто. Спектакль хорошо отрепетирован, артисты не «маются» из угла в угол. Весьма благородна и стилистически выдержанна сценография, сочетающая в себе классическую ясность с достаточной мерой театральной обобщенности.

Дирижер-постановщик Александр Вилюманис провел спектакль с большим подъемом. Оркестр под его управлением играл с энтузиазмом и экспрессией. Однако голого энтузиазма оказалось недостаточно. Показалась странной затянутость некоторых темпов, грубовато звучали духовые. Среди солистов блистал Сергей Ларин. Он единственный, кого можно почти безоговорочно похвалить. К другим есть претензии. К каждому свои. Сергей Мурзаев забывал подчас, что это итальянская опера, а кантилена нужна даже и баритону. У Елены Зеленской, обладающей большим потенциалом, ощущалась нехватка стиля, выражающаяся в чрезмерной резкости и даже разухабистости (особенно это проявилось в 4-м акте). Превышал пределы «ГОСТа» процент «брака» у Ирины Долженко. В частичное оправдание солистам (да и нынешним руководителям) нужно сказать, глядя правде в глаза: все это - следствие накопленных за последние годы проблем, связанных с отсутствием основательного, твердого и преемственного руководства музыкальной частью театра. В результате, многие артисты были, по сути, предоставлены сами себе, что не могло не сказаться в итоге на общей исполнительской культуре труппы.

Таковы в самом общем плане первые непосредственные впечатления от премьеры. В следующем выпуске нашего журнала (4 января) мы продолжим более подробный разговор о премьерном спектакле. Впечатления должны «отстояться». Да и фотоматериалы подоспеют.

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ