Фьоренце Коссотто — 75 лет

Евгений Цодоков
Главный редактор

22 апреля оперный мир отмечает юбилей одной из ведущих певиц 20 столетия – итальянки Фьоренцы Коссотто (альт-меццо). Она родилась в маленьком городке Крешентино близ Верчелли. Как вспоминает сама певица, уже в 13 лет она пела в школьном хоре и ее способности были замечены учительницей музыки, которая настоятельно рекомендовала родителям, весьма далеким от музыки, подумать о певческой карьере дочери. Фьоренца отправилась на прослушивание в Туринскую консерваторию, куда ее приняли, когда ей было всего 15 лет, отметив небывалую глубину ее низкого контральто. Спустя 5 лет, закончив учебу, начинающая певица решила прослушаться в Школу усовершенствования при Ла Скала, куда и была принята в 1955 году.

Находясь на стажировке в ведущем итальянском театре, Коссотто побывала на гастролях театра в ЮАР (правда выступить в спектаклях ей там не пришлось). Как раз в это время Школа оказалась перед перспективой неожиданного закрытия, но молодую певицу приняли в состав труппы театра. Первое время она исполняла маленькие второстепенные партии. Поэтому по поводу ее официального дебюта в справочниках имеются расхождения. В 1957 она участвовала в мировой премьере оперы Пуленка «Диалоги кармелиток» (партия сестры Матильды). Это исторически заметный факт в развитии оперного искусства дал основание ряду источников упоминать именно его как дебют Коссотто на оперной сцене. Хотя сама певица вспоминает, что еще в 1956 она, например, выступала в «Огненном ангеле» Прокофьева. Наверняка были и еще какие-то роли. В том же 1957 она впервые выступила в Ла Скала вместе с Каллас в опере «Ифигения в Тавриде» (партия Артемиды), а также исполнила небольшую роль музыканта в «Манон Леско» Пуччини. Поэтому говорить о четко обозначенном дебюте не приходится. В том же году Коссотто впервые выступила также и за границей, исполнив партию Терезы в «Сомнамбуле» Беллини» в Эдинбурге (в этом спектакле вновь ее партнершей была Каллас). Первой серьезной заграничной ролью стала партия Джейн Сеймур в опере «Анна Болейн» на фестивале в Уэксфорде (1958). В том же году артистка дебютировала в Венской опере в партии Маддалены в «Риголетто». Так постепенно певица обретала опыт выступления в различных театрах, одновременно выступала на малой сцене «Пикколо Скала» (например, в 1959 пела здесь партию Клариче в «Пробном камне» Россини). В 1960 Коссотто исполнила в Ла Скала брючную роль Аскания в «Троянцах» Берлиоза под управлением Рафаэля Кубелика. Можно упомянуть также достаточно весомую роль Прециозиллы в «Силе судьбы» Верди в Парме (1961).

В 1959 Коссотто дебютировала в Ковент-Гардене в партии Нерис в «Медее» Керубини, где ее партнершей вновь была Каллас. На главной английской сцене она выступала позднее еще не раз, в т. ч. в сезонах 1962/63 (Амнерис в «Аиде»), 1963/64 (Эболи в «Дон Карлосе»), 1965/66 (Азучена в «Трубадуре») и др. Именно эти роли стали в дальнейшем одними из лучших в ее репертуаре.

Однако первым выдающимся успехом можно считать ее выступление 5 января 1962 года на основной сцене Ла Скала в «Фаворитке» Доницетти, когда она вышла на замену заболевшей Джульетты Симионато, чтобы спеть главную партию. Как отмечает сама певица, на следующий день многие газеты отметили «рождение» новой звезды! (в некоторых источниках ошибочно указывается 1961 год).

1962 год стал во многом переломным в карьере артистки. Именно в этом году она пела, как уже выше отмечалось, Амнерис в Ковент-Гардене, выступала на открытии нового сезона Ла Скала в «Трубадуре» (Азучена), пела в исторической постановке «Гугенотов» Мейербера под управлением Джанандреа Гаваццени (партия пажа Урбана), собравшим выдающихся певцов современности (Сазерленд, Симионато, Корелли, Гяуров, Тоцци, Ганцаролли). Нельзя не отметить и роль Аталанты в «Ксерксе» Генделя в Пикколо Скала, хотя барочные роли и не стали главными в ее послужном списке.

60-е годы – время расцвета таланта певицы. Именно в этот период к лучшим ролям Коссотто добавилась партия Адальжизы в «Норме», которую она пела в т. ч. в Гранд-Опера в 1964-65 гг. На одном из парижских спектаклей 1965 года вместе с Каллас (последнее выступление греческой певицы в этой опере) во время дуэта Нормы и Адальжизы разразился злополучный скандал, закончившийся тем, что спектакль был прерван. Его весьма эмоционально описывает Франко Дзеффирелли, поставивший этот спектакль:

«Стерва! (о Коссотто – прим. авт.). Каллас в тот вечер пела удивительно - зал стоял на ушах. Конечно, в те времена голос ее был не в порядке, уже не было той колоратуры, но это все равно был шедевр. Сначала ее партнершей была Симионато, на которую я, собственно, и ставил эту «Норму», а потом, в последних спектаклях пела уже Фьоренца Косотто. И они договорились, что возьмут вместе верхнее "до", держась за руки, и когда Каллас больше не сможет держать ноту, она сожмет руку - и они прекратят вместе. Но Косотто ради собственного успеха держала ноту так долго, что Каллас даже отошла в сторону и зааплодировала. Поэтому я больше никогда не работал с Косотто».

Впрочем, здравый смысл оказался сильнее эмоций. И Дзеффирелли позднее вернулся к сотрудничеству с певицей (например, в 1970 он поставил с ней «Сельскую честь» в Метрополитен). Среди выступлений 60-х гг. отметим ее дебют в США в 1964 на сцене чикагской Лирик-оперы (Леонора в «Фаворитке»). В 1964 певица исполнила партию Розины в «Севильском цирюльнике» в Ла Скала. В 1966 выступила на сцене Арена ди Верона в партии Амнерис (с участием «Киров-балета», балетмейстер К.Сергеев), пела также в Ла Скала партию Статиры в «Олимпии» Спонтини, Адальжизы в Лозанне (гастроли болонского театра Комунале). В 1967 вновь она покоряет своей Адальжизой Берлин (гастроли театра Ла Фениче), поет в театре «Колон» в «Фаворитке».

Следующей важнейшей вехой в творческом пути Коссотто стал 1968 год. В этом году она спела Сантуццу в «Сельской чести» Масканьи в Ла Скала, Эболи в Венской опере, Риме и Ла Скала, вновь участвовала в «Фаворитке» во Флоренции. Наконец, именно этот год стал для нее дебютным в Метрополитен (Амнерис). На сцене прославленного американского театра она выступала вплоть до 1989 года, спев партии Лауры в «Джоконде» и Эболи (1968, отмечаются только годы первого исполнения на этой сцене), Сантуццы и Адальжизы (1970), Азучены (1973), Далилы (1977), Принцессы Буйонской в «Адриане Лекуврер» Чилеа (1978), Кармен (1980), Миссис Квикли в «Фальстафе» (1985). Последним спектаклем певицы в Метрополитен стал «Трубадур».

Хроника 70-х гг. столь же богата выступлениями. В 1970 она поет Адальжизу в Барселоне, в 1971-72 в Ла Скала. В 1971 исполняет Кармен в Ла Фениче, в 1974 в Ла Скала. Особенно часто ей приходится петь Амнерис (в 1972 в Мюнхене, в 1973 в Париже, в 1976 в Венской опере и т. д.), особенно выдающимся стал спектакль в Ла Скала в 1972, где вместе с ней пели Мартина Арройо, Пласидо Доминго, Пьеро Каппуччилли, Николай Гяуров (дирижер Клаудио Аббадо). Свою любимую Леонору в «Фаворитке» она вновь исполняет в Ла Скала в 1974. Другая коронная роль – Эболи – также сопровождает примадонну в течение всей карьеры. Отметим спектакли 1973 в Ла Фениче, 1974 в Гамбурге (в замечательной интерпретации выдающегося дирижера Н.Санти), 1976 в Венской опере и на Зальцбургском фестивале. В Зальцбурге в 1975 она под управлением Караяна участвует в исполнении вердиевского «Реквиема». В том же году ей рукоплещет Париж (Далила). В 1976 в Вене певица выступает в «Аиде» вместе с Т.Милашкиной. В 1977 Коссотто дебютирует в Сан-Франциско (Амнерис), а также поет в Венской опере Адальжизу с Кабалье (дирижер Р.Мути). 1978 ее вновь приглашают в Венскую оперу (Азучена).

Безусловно, лучшими в карьере певицы были 60-70-е гг. В 80-х годах в ее активность постепенно снижается, хотя мастерство остается на высоком уровне. Кроме продолжающихся в эти годы выступлений в Метрополитен, она поет Адальжизу в Мачерате (1982), Амнерис в Чикаго (1983), Ульрику в Сан-Франциско (1985) и в Чикаго (1986). В 1986 она выступает вновь на сцене Арена ди Верона в роли Амнерис (заглавную партию Аиды исполняла Наталия Троицкая). В 1989 ее вновь ожидает Арена ди Верона (Сантуцца), в Лиссабоне она поет Ульрику, которую повторяет в 1990 на сцене Венской оперы. В театре «Колон» в 1990 слушают ее Амнерис.

В 90-х гг. карьера певицы стала приближаться к завершению. Среди ее довольно редких появлений на сцене отметим партии Миссис Квикли в Валенсии (1993), Принцессы Буйонской в Нойенкирхене (1995), участие в исполнении оратории Лоренцо Перози «Семь слов Иисуса на кресте» (1997, Тортона, Кафедральный собор) и др. В 2005 году в год своего 70-летнего юбилея актриса вновь появилась на сцене в Льеже, чтобы исполнить партию Княгини (Принцессы) в опере Пуччини «Сестра Анджелика».

Отдельную главу творческой биографии певицы составляют выступления и визиты в СССР, а затем в Россию. Прежде всего, это ее гастроли с театром Ла Скала в СССР в 1964, 1974 и 1989 гг. В 1964 она выступала перед отечественной публикой в партии Розины и «Реквиеме» Верди под управлением Караяна. В 1974 блистала в «Аиде» (Амнерис) и «Норме» (Адальжиза). По поводу ее выступления в «Аиде» пресса писала восторженные слова: «Ревность делала ее характер дисгармоничным, от нежности она переходила к гневу, от бешеной страсти – к бессильному отчаянию, от льстивого коварства к царственному торжеству. Голос заполнял все пространство сцены и зала, поражая щедрой палитрой тембровых красок от нежнейших сопрановых звуков до низких, насыщенных, полнокровных и жестких, испепеляющих меццо-сопрановых нот» (С.Грищенко, цит. по книге «Театр Ла Скала», Л. Музыка, 1989 – прим. авт.). В 1989 году актриса пела партию Принцессы Буйонской в спектакле «Адриана Лекуврер». К сожалению, это ее выступление свидетельствовало о начавшемся увядании выдающегося таланта.

В 1998 Коссотто приезжала в Россию членом жюри Международного конкурса им. П.И.Чайковского, в 2001 гастролировала с концертной программой. В феврале 2010 провела мастер-класс в МГИМ им. А.Шнитке.

Искусство Коссотто принадлежит, безусловно, к крупнейшим явлениям в области оперного искусства. Ее голос органично соединял в себе глубокую альтовую манеру и хорошие сопрановые верха, позволявшие ей исполнять, например, партии Сантуццы или Леди Макбет (последнюю только в записи под управлением Риккардо Мути в 1976 с Шеррилом Милнсом, Хосе Каррерасом, Руджеро Раймонди). Точность интонирования и ровность звуковедения при ярком актерском темпераменте всегда были ее отличительными чертами. Впрочем, с возрастом голос истончался, все более обретая сопрановые очертания, а поскольку полноценного сопранового наполнения он не имел, эта репертуарная оперная ветвь оказалась не востребованной в должной мере. Некоторым критикам такое своеобразное тембровое сочетание в одном голосе не нравилось, поэтому о Коссотто зачастую высказывались противоречивые и не всегда справедливые мнения.

Отдельный разговор – россиниевский репертуар певицы. Ее Розину российские ценители оперы услышали живьем в 1964 году. Это было столь давно, что сейчас осталось мало свидетелей того исполнения, однако подвижность ее голоса и точность фиоритур сохранились в памяти немногочисленных знатоков. В арсенале певицы есть также партия Танкреда в одноименной опере Россини (живая запись 1978 года известного специалиста по Россини дирижера Габриэля Ферро с Кёльнской капеллой).

В репертуаре Коссотто есть и экзотика. Так, она исполнила на Римском радио партию Марфы в «Хованщине» в редакции Шостаковича с участием таких звезд, как З.Нимсгерн, Н.Гяуров, Ч.Сьепи (1973, дирижер Бого Лескович), которая, разумеется, не определяет творческого «лица» певицы.

И все-таки главными достижениями Коссотто остались такие партии, как Амнерис, Адальжиза, Азучена, Эболи, Сантуцца (особенно в фильме Караяна 1968 года).

Среди студийных записей певицы выделим оперы «Сельскую честь» (Deutsche Grammofon, дирижер Г. фон Караян, 1965), «Аиду» (EMI, дирижер Р.Мути, 1974), уже упоминавшийся «Макбет», «Трубадур» (Deutsche Grammofon, дирижер Т.Серафин, 1962), «Норму» (Decca, Япония, дирижер С.Варвизо, 1967) и др.

На фото:
Фьоренца Коссотто

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ