Хариклее Даркле — 150 лет

Евгений Цодоков
Главный редактор

Сегодня мы публикуем статью, посвященную славному юбилею выдающейся румынской певицы Хариклеи Даркле. 1-я Тоска и Валли в одноименных операх Пуччини и Каталани, эта певица прославила свою родину в конце 19 века, заслуженно став одной из самых значительных лирико-драматических сопрано той эпохи. Сегодня мы посвящаем ей юбилейный материал, в котором вспомним ее непростой путь к успеху.

Хариклея Харикли (по мужу Хартулари) родилась 10 июня 1860 года в небольшом румынском городке Браила в зажиточной семье, имевшей греческие корни. Их род разбогател в свое время на успешной торговле сельскохозяйственной продукцией, а отец певицы Ион Харикли успешно продолжал дело своих предков.

Детство девочки протекало благополучно и безмятежно. В 13-летнем возрасте родители отправляют ее в один из лучших венских пансионов благородных девиц Лобковица. В этом пансионе в ту пору пение преподавала знаменитая Матильда Маркези, сразу же разглядевшая большой талант Хариклеи и предложившая ей заниматься вокалом индивидуально. Впрочем, воспитанная в духе, далеком от музыкальных и художественных пристрастий, девочка, не воспользовалась в полной мере этим счастливым случаем.

Лишь спустя три года, когда отец, приехавший навестить дочь, впервые повел ее в оперный театр, где в тот вечер давали «Травиату» с Аделиной Патти, в Хариклее, потрясенной увиденным и услышанным, проснулась неистребимая любовь к музыке и пению.

Однако вскоре в семейных делах отца наступили черные дни. Наводнение 1878 года не пощадило усадьбу и плантации отца, который в одночасье потерял значительную часть своего состояния. Семья вынуждена была продать свое имение и переселиться в Бухарест, куда и вернулась Хариклея после пребывания в пансионе. Здесь она начала брать уроки пения у француженки мадам Ле Керре, довольно заурядной певицы, в свое время, впрочем, выступавшей в оперной труппе. Ле Керре, не будучи таким уж опытным педагогом, тем не менее, разглядела способности девушки и сумела бережно отнестись к развитию ее певческих навыков, совершенствуя их постепенно и достаточно грамотно.

В личной жизни Хариклеи тоже происходили изменения. Она увлеклась офицером Йоргу Хартулари, бывшим некоторое время мужем ее двоюродной сестры, но разведшимся с ней по вине супруги и даже дравшимся из-за нее на дуэли. Вскоре Хариклея, несмотря на сопротивление родителей, вышла за него замуж в 1881 году. Брак этот оказался не очень счастливым из-за легкомысленного характера Йоргу, увлекавшегося азартными играми и женщинами. В это время гарнизон мужа перевели в город Яссы, где Хариклея активно участвовала в музыкальной жизни города, получив определенную известность, выступая в самодеятельных концертах. Именно в это время у нее созревает план переезда в Париж, где она надеялась найти более достойное применение своему таланту.

В апреле 1886 семья Хартулари переселяется в Париж. Здесь у Хариклеи рождается сын. Несмотря на все трудности и материальные заботы, Хариклея не оставляет намерения сделать вокальную карьеру. Она обращается за помощью к знаменитому баритону Жану-Батисту Фору, который охотно откликается на просьбу певицы о прослушивании. По достоинству оценив ее способности, он рекомендует ее известному педагогу Парижской консерватории Эдмонду Дювернуа. Тот начинает заниматься с Хариклеей, которая за год делает большие успехи. И тут, как часто бывает, в дело вмешивается счастливый случай.

Это произошло весной 1888 года. Однажды, к Дювернуа зашел один из директоров Гранд-Опера Пьер Гайар. Ожидая, пока тот закончит свой урок, он слышит из музыкального салона чудесный голос. Это был голос Хариклеи, разучивающей партию Джульетты из оперы Гуно. Очарованный незнакомым голосом, он буквально врывается в салон и начинает упрекать Дювернуа за то, что тот не сообщил ему о своей ученице – ведь они в театре как раз ищут Джульетту для новой постановки оперы. На следующий день Гайар приглашает певицу на прослушивание к самому престарелому мэтру Гуно. Тот приходит в восторг и заявляет, что лучшей Джульетты и желать не приходится. Состоявшееся в июле прослушивание на сцене Гранд-опера закрепляет успех молодой артистки. Руководство театра решает готовить ее к премьере «Ромео и Джульетты». Однако, в кругах влиятельной буржуазии, желавшей видеть на сцене оперы только примадонн, возникло сопротивление планам театра. Они хотели услышать в новой постановке только Патти. Театр был вынужден уступить, так как во многом зависел от финансовых «тузов» французской столицы. Премьера «Ромео и Джульетты» прошла без участия Хариклеи. Впрочем, Гуно был настроен решительно, и ему удалось настоять на другом дебюте своей любимицы – это была партия Маргариты в «Фаусте».

14 декабря 1888 года Хариклея, наконец, дебютирует на главной парижской сцене в этой партии под псевдонимом Даркле, который ей придумал Гуно. Несмотря на волнение, дебют прошел весьма успешно, вызвав восторги публики и благожелательные отзывы в прессе. После такого приема уже ничто не могло помешать певице выступить и в партии Джульетты. Это произошло 4 января 1889 года. Триумф, которым сопровождалось это выступление, сразу сделал ее знаменитой, а импресарио разных стран стали проявлять к новой «звезде» повышенный интерес. Одно из наиболее привлекательных предложений последовало в том же году из Петербурга. Артистка спела осенью 1889 года в русской столице 10 спектаклей, дебютировав в «Фаусте». Во время пребывания в России Даркле познакомилась с музыкой оперы Глинки «Жизнь за царя». Здесь она самостоятельно разучила партию Вани, которая, несмотря на трудную контральтовую тесситуру, стала одной из любимых в ее репертуаре. По возвращении из России известный импресарио Рауль Гюнсбург пригласил ее на осенне-зимний сезон 1889/90 в Ниццу, где певица пела партии Маргариты, Валентины в «Гугенотах» Мейербера, Вани в 1-й французской постановке оперы Глинки (1890) и др.

После таких успехов уверенность Дракле в своих силах возросла, и она решила покорить одну из самых больших оперных «вершин» - театр Ла Скала. В конце 1890 года она отправляется в Италию, где встречается со знакомым еще по Парижу Руджеро Леонкавалло, ставшим поклонником певицы и ее репетитором. Хариклея поселяется в скромном пансионе на улице Сан-Паоло. Это обстоятельство оказывается весьма важным для дальнейших успехов певицы. Именно на этой улице услыхали ее голос из открытого окна возвращавшиеся домой импресарио Ла Скала братья Корти. Прекрасный голос певицы привлек их внимание, и они поднялись к ней. Узнав ее имя и вспомнив положительные отзывы о выступлении Даркле в Париже и Ницце, братья объяснили, что известный издатель Эдоардо Сонцоньо (первооткрыватель Масканьи), владелец партитуры оперы Ж.Массне «Сид», ищет исполнительницу главной партии Химены в постановке «Сида» на сцене Ла Скала. По их мнению Хариклея - наиболее подходящая кандидатура на эту роль. Прослушав певицу, Сонцоньо остался весьма довольным, и предложил ей контракт на несколько выступлений в «Сиде».

26 декабря 1890 года состоялась памятная премьера «Сида», принесшая Даркле славу и успех у итальянской публики. Надо добавить, что на этом представлении пристутствовал сам патриарх итальянской оперы Джузеппе Верди, ставший с тех пор поклонником таланта румынской примадонны. За первым успехом в театре последовали следующие – в мировой премьере оперы «Кондор» бразильского композитора, автора знаменитой оперы «Гуарани», Карлуша Гомиша (Гомеса). Эта премьера, в которой Даркле исполнила роль Одалии, состоялась 21 февраля 1891 года. Затем пришел черед и «Сельской чести» Масканьи. Эта роль досталась певице в Милане вроде бы случайно, после того, как заболела знаменитая Ромильда Панталеони, однако мнительный композитор, сначала сомневавшийся в правильности выбора исполнительницы, затем стал на всю жизнь верным поклонником ее таланта. В том же году певица исполяет роль Судзель в его опере «Друг Фриц» во флорентийской постановке, а уже на следующий год маэстро поручает певице главную роль Луизы в премьере своей новой оперы «Рантцау» (11 декабря 1892, Флоренция, театр «Пергола»). В этом спектакле Даркле блистала с такими мэтрами итальянской оперной сцены, как Фернандо де Лючия (Фернандо) и Маттиа Баттистини (Джанни). Надо также отметить и первое выступление певицы в вагнеровском репертуаре. В 1891 она спела Елизавету в «Тангейзере» на сцене Ла Скала.

Апофеозом этого периода карьеры Хариклеи стало участие в мировой премьере оперы «Валли» Альфреда Каталани. Этот безвременно ушедший из жизни в возрасте 39 лет замечательный, тонкий и изысканный композитор, столь почитаемый такими гигантами как Верди, Тосканини, создал шедевр, который и поныне доставляет наслаждение ценителям оперы. Даркле блестяще справилась с заглавной ролью в этом сочинении, причем публика отмечала не только ее впечатляющий вокальный професионализм, но и проникновенное актерское мастерство. После этой премьеры уважение Верди к ней еще более возросло и перешло в дружбу, которую певица очень ценила. Верди настолько проникся искуством Даркле, что горячо поддержал поступившее Хариклее от Ла Скала предложение выступить в знаковой роли Виолетты. После спектакля с ее участием Верди назвал ее «Прекрасная, славная моя Виолетта». Среди свершений Даркле в 1892 году также выступление в оратории Лоренцо Перози «Апофеоз Колумба» (посвященной 400-летию со дня открытия Америки), партия Дездемоны в Отелло (Генуя), выступление в «Стабат матер» Россини на концерте в Милане, посвященном 100-летнему юбилею композитора.

В 1893-97 гг. Даркле ежегодно выступает в России (Петербург, Москва). Надо заметить, что в 1893 в Петербурге состоялся дебют Маттиа Баттистини. С ним певица исполняла на русской сцене заглавную партию в опере Доницетти «Мария ди Роган» (Баттистини пел партию Энрико). Среди других ролей, восхищавших русскую публику, была Валентина в «Гугенотах». Осенью 1893 певице рукоплескал Мадрид, где она дебютировала ролью Валентины.

В личной жизни Даркле также происходили перемены. В 1892 году она начала бракоразводный процесс с Хартулари, продолжавшийся пять лет и стоивший ей больших денег, так как муж выторговал у нее пожизненую пенсию. Несмотря на хорошие заработки, ее расходы были огромными, и она продолжала иногда получать помощь от семьи, ревностно следившей за ее успехами. В 1892 певица уже как примадонна впервые посетила с гастролями Бухарест, который встретил ее восторженными откликами прессы и любовью публики.

Последующе годы прошли под знаком постоянных гастролей. Ей рукоплещут кроме Милана Турин, Рим, Генуя, Флоренция и другие итальянские города. В 1895 она пела в Барселоне (среди партий особый восторг вызвала роль Манон в одноименной опере Массне), особенно часто она посещала Мадрид (1896, 1897, 1899 и др.), где впервые по просьбе публики исполнила Кармен, выучив роль за неделю. В 1897 Даркле участвовала в Мадриде в мировой премьере оперы Луиджи Манчинелли «Эро и Леандро». В 1896 пела в нью-йоркской Академии музыки в американской премьере оперы «Андре Шенье» Джордано (партия Маддалены), в 1897 выступала в Монте-Карло (в т. ч. в мировой премьере оперы Де Лара «Ами Робсар»), в 1899 гастролировала в Берлине.

В 1896 Даркле подписала первый контракт на выступления в Южной Америке (Аргентина, Уругвай). Дебютировала она в Буэнос-Айресе в партии Валентины, произведшей фурор у местной публики. Выступала она также в партиях Аиды, Мими в «Богеме» Пуччини (первое исполнение в Южной Америке) и др.

Репертуар певицы постепенно пополнялся партиями Манон в операх Массне и Пучччини, Недды в «Паяцах», Леоноры в «Трубадуре», Джильды в «Риголетто», Маргариты и Елены в «Мефистофеле» Бойто, Таис в одноименной опере Массне, Матильды в «Вильгельме Телле» Россини, Норины в «Дон Паскуале» Доницетти, Церлины в «Дон Жуане» Моцарта, Офелии в «Гамлете» Тома, Тамары в «Демоне» Рубинштейна и др.

В 1898 Масканьи создает специально для певицы заглавную партию в своей опере «Ирис», премьера которой прошла в римском театре «Костанци» 22 ноября.

Но, пожалуй, высшей точкой ее творческого пути стала заглавная роль в «Тоске» Пуччини. Певица принимала деятельное участие в создании этого образа вместе с композитором, более того, именно по ее предложению композитор сочинил одну из лучших арий в своем творчестве – арию Тоски из 2-го акта Vissi d’arte. Существуют воспоминания современников, что именно эта ария растопила некоторый «лед» в восприятии публики на мировой премьере (14 января 1900 года), определившей безоговорочный успех постановки. Партнерами Хариклеи по этой премьере стали тенор Эмилио Де Марки (Каварадосси) и баритон Эудженио Джиральдони (Скарпиа), с которым певицу впоследствии связывали близкие отношения. Первое время Хариклея не знала о том, что певец женат. Для нее это стало ударом, после которого они расстались.

В 1901 примадонна предпринимает очередное турне по Южной Америке с итальянской труппой, в которую входили выдающиеся артисты теноры Энрико Карузо и Джузеппе Боргатти, баритоны Марио Саммарко и Джиральдони, дирижер Артуро Тосканини. В течение последующих двух лет Даркле снова гастролирует в Южной Америке. В 1902 поет заглавную партию в опере «Заза» Леонкавалло в Буэнос-Айресе, которую выучила за шесть дней. Одним из лучших спектаклей тех гастролей стала опера «Риголетто» под управлением Тосканини в Буэнос-Айресе (1903) с участием Карузо (Герцог), Титта Руффо (Риголетто).

Регулярные гастроли Даркле в Южной Америке продолжались более 10 лет. Особо надо отметить ее выступления 1909 года в тамошних премьерах на сцене театра «Колон» опер «Нюрнбергские мейстерзингеры» Вагнера (партия Евы) и «Демона» (Тамара). Одна из гастрольных поездок окончилась для артистки большими финансовыми убытками. Импресариио сбежал незадолго до окончания гастролей, не заплатив труппе, и певице пришлось давать несколько дополнительных спектаклей и вкладывать свои сбережения, чтобы не подвести артистов, что произвело на них огромное впечатление.

В 1911 в репертуаре певицы появляется новая роль. На этот раз это Маршальша в премьере «Кавалера розы» Рихарда Штрауса на сцене театра «Костанци».

1914 год стал переломным в творческом пути певицы. Во-первых, началась 1-я мировая война, резко сократившая оперную деятельность в Европе. Во-вторых, обладая исключительно высокой степенью самоконтроля и самокритичности, певица хотела уйти со сцены в расцвете сил и творческой формы. Поэтому в 1914 она резко сокращает свои выступления. Лишь в 1915 она идет навстречу уговорам Масканьи и участвует в 25-летнем юбилее оперы «Сельская честь», выступив в трех спектаклях на сцене Ла Скала.

В эти годы она особенно много внимания уделяет своему сыну композитору Йону Хартулари-Даркле, чья комическая опера «Античный каприз» шла в одном из миланских театров.

Завершила свою сценическую карьеру певица в 1918 году во Флоренции ролью Кармен (по другим источникам последним спектаклем стала опера «Ромео и Джульетта» в миланском театре «Лирико»).

Прожив ряд последующих лет в Милане, Даркле в 1936 решила окончательно вернуться на родину в Румынию. У певицы имелся скромный дом в местечке Котнарь. Здесь, а также в Бухаресте она и провела остаток своих дней вместе с сыном, скончавшись от рака печени 12 января 1939 в столичной клинике «Филантропия».

Похороны прошли скромно и без официоза. Такое уж было время на дворе. Румынию более волновали политические вопросы, здесь нарождалась фашистская диктатура, которой не было дела до художественной жизни.

К большому сожалению для потомков, художественное наследие певицы не было достойным образом запечатлено на граммофонных пластиках. Исключетельно редкие записи 1904 года, сделанные на фирме «Фонотипия Рекордс», содержат несколько фрагментов из «Тоски», «Ирис», «Сельской чести», «Дона Паскуале» и др. Качество этих записей весьма низкое. В 1928 (по другим сведениям в 1926) артистка записала несколько румынских песен, но и эти поздние записи не дают настоящего представления об этом удивительном (по воспоминаниям современников) лирико-драматическом голосе, поражавшем слушателей как универсальным певческим мастерством во всех регистрах, так и артистизмом. Ее ясная дикция, ровность звуковедения и тембральное богатсво голоса, вместе с икренностью и актерским мастерством не оставляли никого равнодушным.

Примечание:

При подготовке этой статьи частично использованы материалы книги Д. Сбырчи и Й. Хартулари-Даркле «Даркле» (Бухарест, изд-во «Мередиане», 1963). Автор также воспользовался рядом других источников и словарей. К сожалению, некоторые факты из них противоречат сведениям из этой книги, в которой, в свою очередь, много неясностей. Авторы во многом опирались на личные воспоминания артистки, но как это часто бывает, такие размышления подчас грешат неточностями, ибо человеческая память, особенно в преклонном возрасте, несовершенна. Мы вынуждены смириться с этим и довольствоваться тем, что имеем.

На фото:
Хариклея Даркле

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ