Обделенный славой. Донат Донатов

Евгений Цодоков
Главный редактор

Мыслимое ли дело, чтобы, например, в истории живописи, музыки или литературы остались какие-то талантливые художники, незаслуженно забытые? Если такое и бывает, то это скорее исключение, возможное, преимущественно, по отношению к мастерам старых эпох, чье наследие по каким-либо причинам полностью или частично утрачено. В основном же, история расставляет всех и вся по своим местам - непризнанных при жизни слава "настигает" после смерти!

В исполнительских же искусствах такое случается сплошь и рядом, а в вокале тем более - слишком уж тонкая это и субъективная "материя". Кроме того, исполнительское искусство эфемерно с точки зрения "вещности", оно существует только здесь и сейчас. Оно также зависит от многих привходящих обстоятельств.

В каких театрах или концертных залах выступал артист, кто ему протежировал и как он был "раскручен", остались ли после него записи? Ну и, конечно, вкусовщина "руководителей" от искусства - исполнитель всецело зависел от нее.

Теперь мне хочется спросить: многие ли знают замечательного тенора Доната Донатова, если не считать, разумеется, узких специалистов по истории вокала и страстных меломанов-филофонистов? Если имя Ивана Жадана, например (о нем мы уже писали), искусственно замалчивалось по политическим причинам, то что же такое произошло с Донатовым, отчего имя его широкому кругу любителей оперы неизвестно? А ничего особенного. Просто он не пел в Большом или Кировском театрах. И этого уже оказывается достаточно? Но вот еще удивительный факт. Недавно вышел шикарно оформленный двухтомник о МАЛЕГОТе, в котором Донатов в начале 50-х провел несколько сезонов, вызывая восторг публики. Однако у авторов книги не нашлось ни одного (?) слова для этого артиста, в то время как для его соперника по сцене М.Довенмана отыскались.

Донат Антонович Лукшторауб, выступавший под псевдонимом Донатов, родился в Петербурге в 1914 году. После революции его семья, спасаясь от большевистского режима, эмигрировала в Ригу. Его педагогом по вокалу был Владимир Шетохин-Альварец, ученик Ламперти. Здесь в Риге Донатов дебютировал в Рижской частной передвижной опере в партии Германа.

Новая страница его жизни - Италия, куда Донатов отправляется в 1937 году. Здесь он прослушивался у Джильи, занимался с Пертиле. 7 марта 1939 года певец дебютирует на сцене венецианского театра Ла Фениче в "Трубадуре". Вместе с ним в этом спектакле пели Мария Канилья и Карло Тальябуэ. Среди других ролей Донатова на этой сцене также Альфред в "Травиате", в которой его партнершей была Тоти даль Монте.

Начавшаяся война помешала дальнейшей итальянской карьере певца. Он собирался вновь в Италию, но вынужден был остаться в Риге. После оккупации Латвии немецкими войсками все ее жители были объявлены подданными Третьего Рейха. Донатова направляют на работу в Германию. Здесь он пел в театрах Дрездена, Кёнигсберга. Накануне освобождения Латвии певец вернулся на родину, где участвовал в партизанском движении.

После восстановления мирной жизни карьера Донатова возобновилась уже в Советском Союзе. В 1949-51 гг. он два сезона выступал в Одессе. Об этом периоде его карьеры сохранились воспоминания современников. Одесская оперная публика, привыкшая еще с дореволюционных времен к отменным итальянским традициям, с восторгом встретила артиста. Весть о блистательном теноре распространилась по городу мгновенно, и театр стал заполняться до отказа на его выступлениях. Удивительно, но в те годы борьбы с "безродным космополитизмом" Донатов был, практически, единственным певцом, которому дозволялось петь на итальянском. Среди его коронных ролей Хозе, Канио, Туридду, Отелло, Радамес, Герцог.

Вот фрагменты воспоминаний одной из почитательниц таланта Донатова в годы его одесских триумфов, опубликованных недавно в журнале "Одесса":

"... все спектакли Донатова шли при переполненном зале с обязательным бисированием коронных арий, с бесчисленным количеством цветов, бурей аплодисментов, которые продолжались так долго, что порой рабочие сцены, устав ждать, начинали опускать железобетонный занавес (тот занавес, который сегодня демонтирован из-за его внушительного веса, приведшего к началу разрушения здания). И когда между головой и занавесом оставалось 2-3 метра, артист покидал сцену, а зрители зрительный зал".

"Благодаря Донатову в одесской опере возник... подпольный бизнес: фотографы театра наперебой фотографировали певца в ролях и жизни, и эти фотографии из-под полы (!) продавались билетерами. И сейчас у многих старых одесситов хранятся эти фотографии".

Ереван, Баку, Тбилиси, Саратов, Новосибирск - такова география гастролей Донатова. Известный баритон Бату Кравейшвили в своих мемуарах "Незабываемое" утверждает, что во время спектаклей с участием Донатова на центральных улицах Тбилиси вблизи Театра Шоты Руставели останавливался транспорт - сотни людей слушали певца.

В 50-е годы Донатов вернулся в город своего детства. Он несколько сезонов выступал в ленинградском Малом театре оперы и балета. Его драматический тенор благородной баритональной окраски продолжал (к сожалению недолго) покорять любителей оперы. В городе на Неве он и закончил свой жизненный путь 27 апреля 1995 года.

Один мой знакомый филофонист хорошо знал Донатова и рассказывал мне о нем. Его удивляло, сколь беззаветно певец любил... не свой голос, а голоса других певцов, собирал пластинки с редкими записями.

При подготовке биографической справки о Донатове были использованы материалы М. Малькова

0
добавить коментарий
МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ