«Звезда» в роли шута

«Риголетто» в Новой опере

Евгений Цодоков
Главный редактор

Готовившаяся с большой помпой премьера "Риголетто", наконец, состоялась. "Задранные" цены кусались, билеты в кассе оставались, в ход пошла реклама в газетах и по радио - все вмиг узнали, как хорошо провести вечер в опере! Ничуть не хуже, чем в клубе или сауне. Перед началом спектакля были волнения, его даже пришлось задержать на полчаса. Автомобильная Москва стояла, сотовые телефоны трезвонили, охрана нервничала, "крутой" народ опаздывал (простите, задерживался). Но вот, все волнения позади, и маэстро Евгений Колобов встает за дирижерский пульт. Уютно устроившись в мягком кресле, мы погружаемся в этот чудесный мир, зовущийся оперой Верди.

1/5

Уже спустя несколько минут понимаешь, что пришел на добротное представление с очень качественным вокалом, хорошим оркестром и бережным отношением к оригиналу. Однако эмоционального подъема не ощущаешь, словно, что-то мешает. Я долго не мог понять причину, но, вдруг, осенило: легкой скукой и каким-то скандинавским холодом веет от сценографии (художник Леннарт Мёрк из Швеции). И это не метафора. Белесые линии, символизирующие ветки деревьев, словно покрытых инеем, сочетаются с какой-то коричневого оттенка корявой пластикой декораций, напоминающих скульптуру из корней деревьев на выставках "Природа и фантазия". Все это создает атмосферу неуместной сказочности - кажется, вот-вот выйдут из-за кулис герои Сельмы Лагерлёф или братьев Гримм. Кроме того, в "Риголетто" все эпизоды (особенно в первом акте) очень контрастны и монотонность почти не меняющихся декораций противоречит этому.

Мрачности оформления противостоят яркие ренессансные костюмы придворных, но убедительности визуальной цветовой гамме они не прибавляют.

Впрочем, скоро к этой реальности привыкаешь и полностью отдаешься музыке. Яркий оркестр Колобова и хорошее пение заставляют забыть о неудачах сценографии. Конечно, все с нетерпением ждали Хворостовского. Завышенные ожидания часто создают эффект некоторого разочарования. Хворостовский, безусловно, хорош, очень хорош, это - звезда! Замечательный тембр его голоса завораживает. Но фактура голоса певца (да и облика) не соответствуют образу Риголетто (вот увидеть бы его в "Дон Жуане"!). Впрочем, нельзя это ставить в вину артисту. "Риголетто" вообще - трудный и неблагодарный материал.

Совершенно затертые мелодии - их надо исполнять только гениально. А сюжет! Почему всегда трудно играть шекспировские пьесы? Потому, что убедительно воплотить это нагромождение страстей и драматизм коллизий невероятно сложно. Либретто, основанное на драме Гюго, изобилует этими же качествами, за исключением одного - это не Шекспир!

Зато приятный сюрприз ожидал всех там, где его трудно было предвидеть. Открытием, на мой взгляд, стал дебют молодой Екатерины Сюриной в партии Джильды. Прекрасный голос, свежесть, искренность, хорошая школа и музыкальность - все это превосходные предпосылки для рождения нового таланта. И даже чересчур аккуратное интонирование, элементы школярства в данном случае не страшны. Это естественно для дебютантки.

Вполне уверенно смотрелся и Михаил Губский (Герцог). Опытный солист Самарского оперного театра, обладающий довольно сильным голосом приятного (хотя и несколько резковатого) тембра, исполнил роль мантуанского покорителя женских сердец хорошо, а несколько срывов (один из которых в третьем акте особенно досаден) почти не повлияли на впечатление от роли.

Методие Бужор (Спарафучиле) оказался несколько слабее остальных в вокальном плане, но образ создал убедительный. Наталья Креслина (Маддалена) пела довольно невыразительно. Всем было интересно посмотреть на новую избранницу Хворостовского Флорес Илли. Но разве может роль Графини Чепрано дать такую возможность (если не считать, конечно, чисто внешнего впечатления)?

Отдельного разговора, как всегда у Колобова, заслуживает оркестр. Досадный промах в первых тактах вступления быстро забылся, а в целом, оркестровое звучание, умение маэстро усилить драматическую ситуацию звуковой энергией всегда производят незабываемое впечатление. Только один раз чувство меры изменило дирижеру, но это был главный эпизод оперы - ария Риголетто "Куртизаны". Оркестровые всплески в вокальных паузах были чересчур эмоциональными и ария "закачалась". Иногда затаенная сдержанность создает более сильную напряженность и атмосферу отчаяния, нежели рыдания, которые позволил себе оркестр. Кстати, и пение Хворостовского в первой части арии было, возможно, слишком декламационным. Хотя это сугубо мое субъективное ощущение.

Момент истины в спектакле наступил в третьем акте во время знаменитого квартета (Герцог, Маддалена, Риголетто, Джильда), исполненного с таким мастерством и чувством, что зал разразился бурными аплодисментами.

Можно еще рассуждать о каких-то нюансах пения, довольно бесхребетной режиссуре (Ральф Лянгбака из Финляндии), выразившейся только в грамотной разводке, и т. д. Но это будут уже детали. Главное же в том, что классическая опера жива и есть театр, который способен ее воплощать в жизнь.

Перечитав рецензию, я почувствовал, что она вышла несколько академичной. Видимо, заразили меня скандинавы своим северным спокойствием.

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Новая Опера

Театры и фестивали

Риголетто

Произведения

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ