«Сила судьбы» и ее российская судьба (продолжение)

Евгений Цодоков
Главный редактор

К 150-летию шедевра Джузеппе Верди

Начало статьи →

1934. Ленинград. Большой зал филармонии

В 30-е годы в СССР нагрянул десант первоклассных немецких дирижеров. Оскар Фрид, Курт Зандерлинг, Фриц Штидри – какие имена! Вынужденные эмигрировать из фашистской Германии, все они обосновались в нашей стране довольно надолго. Их вклад в русское исполнительское искусство, да и вообще в музыкальную культуру значителен.

1/9

О Штидри мы уже вели речь в связи с нью-йоркской постановкой «Силы судьбы» 52-го года. Теперь пришла пора рассказать о более раннем периоде его творчества – советском. Четыре года провел маэстро на посту главного дирижера Ленинградской филармонии. Не будем углубляться в подробности его симфонической деятельности, разбираться в подоплеке известной истории с 4-й симфонией Шостаковича25, – для нас важна, прежде всего, оперная стезя маэстро. Штидри всегда тяготел к оперному дирижированию, работал в различных оперных театрах, в его репертуаре были оперы Вагнера, Верди, Мусоргского и др. В 1924-25 он руководил венской Фольксопер, где осуществил мировую премьеру оперы А.Шёнберга «Счастливая рука» (1924). Незадолго до приезда в СССР впервые исполнил сатирический опус К.Вайля «Поручительство» (1932, Берлинская Городская опера).

В свой российский период Штидри также не забывал об опере. В Большом театре он поставил «Свадьбу Фигаро» (1936, солисты Е.Кругликова, Е.Сидорова, П.Киричек, И.Скобцов и др.) Её же поставил в ленинградском Малом оперном театре (1936), а вслед за ней «Проданную невесту» Сметаны (1937). Последняя стала его ленинградской «лебединой песней». Вскоре после премьеры, состоявшейся 25 мая, Штидри отправился в отпуск в Австрию, откуда уже не вернулся, ибо получил известие о том, что должен принять советское гражданство для того, чтобы продолжить работу в Ленинграде. В отличие от Фрида маэстро не захотел этого сделать…

Вот как о творческой манере Штидри вспоминает Кирилл Кондрашин:

«Штидри – ученик Малера, в общем, малерьянец, дирижер очень интересный, особенно в немецкой романтической музыке типа Вагнера, Брукнера, Малера. Но и Моцарта он делал очень интересно, хотя и очень своеобразно. Надо сказать, что Штидри правил карандашом буквально каждый такт партитуры, но вмешивался так мудро! На первый взгляд казалось, что он нарушает Моцарта: превращал четверти, написанные у Моцарта в конце фразы, в восьмые, но это было совершенно логично. Скажем, где-то ставил точки, где-то тире, где-то менял нюансы для того, чтобы выделить какой-то голос в том плане, как это делал когда-то Сук. Немножко он увлекался таким вот чрезмерно острым ритмическим рисунком, но, надо сказать, что результаты были блестящими. То же самое он сделал и в "Проданной невесте". Взял домой партитуру, кое-где переинструментовал, потому что у Сметаны не все совершенно, и начал работать. Он вел все репетиции сам. Я присутствовал там в качестве наблюдателя. Иногда дирижировал сценическими репетициями, когда Штидри не мог на них присутствовать. Надо сказать, что он в сцене не особенно разбирался. Но как истый немец, он знал, где нужно, чтобы было смешно. Штидри, кстати, сам аккомпанировал на рояле (клавесина тогда не было) все речитативы, так что даже специально для него соорудили пюпитр, под которым была клавиатура. Он бросал дирижировать и сам играл речитативы, а затем головой показывал начало следующего номера».

Теперь о главном: именно благодаря Штидри вердиевская «Сила судьбы» вернулась на русскую землю, давшую ей сценическую жизнь в далеком 1862 году. И случилось это в том же городе, правда, успевшем поменять свое имя сначала на Петроград, а затем на Ленинград. Здесь Большом зале филармонии после десятилетий забвения и впервые в СССР «Сила судьбы» прозвучала 26 декабря 1934 года на русском языке (в переводе С.Ю.Левика) в концертном исполнении под управлением немецкого маэстро.

В краткой статье о «Силе судьбы» в пятитомной Театральной энциклопедии можно найти несколько скупых строк об этом событии и солистах, участвовавших в нем: Леонора – Е.С.Лановская, Альваро – Я.И.Енакиев, Дон Карлос – Л.А.Вительс, Отец-настоятель – З.Я.Аббакумов. Упомянуты и второстепенные персонажи: Фра Мелитоне – М.В.Бочаров, Трабуко – О.С.Чишко. В списке нет Прециозиллы. То ли сведений не сохранилось, то ли партия была купирована? Главный советский театральный справочник об этом умалчивает! Где-то, безусловно, эти сведения хранятся в архивной пыли, но я пишу не научный труд по истории оперы, а всего лишь журнальный очерк, где делюсь с читателями доступной мне информацией, поэтому вновь прошу меня извинить – не нашел я ответа. И спросить не у кого, вряд ли есть живые свидетели этого события почти восьмидесятилетней давности.

Вспомним тех, кто упомянут в энциклопедической справке. Наиболее известным среди них является баритон Михаил Васильевич Бочаров (1872-1936). Певец старой школы, ученик Камилло Эверарди, он дебютировал еще в 19 веке, затем совершенствовался в Милане. С успехом выступал в частных антрепризах, пел в Опере Зимина, Петроградском Народном доме, провинциальных театрах. В 1923-28 солист ГАТОБа и МАЛЕГОТа. 1-й исполнитель на русской сцене и в СССР партий Ренса в «Девушке с Запада», Букмессера в «Нюрнбергских мейстерзингерах», Рудольфа в «Богеме» Леонкавалло, Короля Треф, Воццека и др. Выступал очень долго, вплоть до 1934 года. В репертуаре артиста было около 100 партий.

О Бочарове интересно пишет в своих воспоминаниях С.Левик: «Его голос и манера пения не могли не привлечь внимания вокалиста своей противоречивостью. Это был голос лирический, легкий, высокий, подвижный и отлично поставленный Эверарди. В то же время <…> казалось, что этот голос вот-вот вырвется из сдерживающих его рамок и перейдет на крик. <…> В художественном смысле Бочаров никогда не создавал все же цельного впечатления в обычном репертуаре». Впрочем, далее Левик поясняет, что Бочаров «бывал великолепен» в характерных ролях, и, что самое существенное, с годами преодолел многие из присущих ему недостатков, создав «два незабываемых шедевра: Воццека в одноименной опере Альбана Берга и Старого актера в опере Шрекера «Дальний звон». Бочаров был фантастически предан своей профессии до конца своих дней, «да и застигла его смерть за инструментом у аккомпаниатора»…

Преждевременная смерть настигла исполнителя партии Дона Карлоса, баритона, солиста Кировского театра Льва Арнольдовича Вительса (1901-1938). Правда, в отличие от скоропостижной кончины на сцене Леонарда Уоррена, его жизнь оборвалась насильственно. 13 января 1938 года он был расстрелян по надуманному обвинению в шпионаже в пользу Японии. В подвалах НКВД его пытали вместе с коллегой по театру Викторином Райским (Попов-Райский), арестованным в том же 1937-м году в день, когда он должен был петь в Кировском театре Онегина. Имя Вительса упоминается в «Ленинградском мартирологе», посвященном памяти жертв политических репрессий (правда отчество искажено – Александрович). Добавим, что к его лучшим достижениям принадлежали партии Риголетто, Мазепы и др.

Когда я попытался выяснить подробности его творческой биографии, оказалось, что сведения о нем удалены из архива Кировского театра. Так поступали в советские времена с репрессированными артистами. Фотографии Вительса в роли Дона Карлоса, естественно, нет – опера шла в концертном исполнении. Но в память об артисте публикуем здесь фото, где он запечатлен в партии Риголетто.

Яков Иванович Енакиев (1897-1945) принадлежал уже к другому поколению. Закончил Ленинградскую консерваторию в 1931 году. Пел сначала в Ленинграде, затем был приглашен в московский Большой театр, где выступал в 1937-44 гг., практически до конца своих дней. В его репертуаре были партии Манрико, Германа, Радамеса, Каварадосси и др. В 1940 году Енакиев спел Зигмунда в «Валькирии», поставленной Сергеем Эйзенштейном. Об этом периоде его творчества оставил воспоминания в своей книге «Четверть века в Большом» Иван Петров: «Красивым, плотным драматическим тенором обладал и Яков Иванович Енакиев. Правда, репертуар этого артиста был ограниченным, но зато такие партии, как Радамес, Каварадосси, Собинин, звучали у него превосходно: насыщенно, звонко, мощно. Особенно запомнились его верхние ноты. Его голос на них просто парил над хором и оркестром. К сожалению, он не обладал большим актерским дарованием, но пел замечательно». Исходя из такой характеристики примерно ясно, каким мог получиться у певца Альваро.

Зосима Яковлевич Аббакумов (1894-1944) пел Отца-настоятеля. Ученик знаменитого педагога С.Габеля, он после его смерти в 1924 году перешел к И.Томарсу. Окончил Ленинградскую консерваторию в 1928 году. Работал в провинциальных театрах Перми, Саратова, Челябинска и др. С 1932 пел в МАЛЕГОТе. К лучшим достижениям артиста принадлежит Фальстаф в одноименной опере Верди (1941, дирижер Э.Грикуров, режиссер Э.Каплан). Среди других партий Гремин, Собакин, Король Рене, Старый каторжник в «Леди Макбет мценского уезда», Бартоло в «Свадьбе Фигаро», Базилио в «Севильском цирюльнике». Последней работой артиста в театре стала партия Додона.

Партию Трабуко исполнял известный певец и композитор Олесь Семенович Чишко (1895-1976). В своей творческой деятельности он успешно сочетал эти две стези. Чишко – автор восьми опер. Лучшая из них - «Броненосец Потемкин» - исполнялась во многих театрах, в т. ч. Кировском и Большом. Уроженец Украины, он окончил Харьковский музыкально-драматический институт и Ленинградскую консерваторию (1938). Пел в украинских театрах. В 1931-38 был солистом Ленинградской филармонии, в 1946-48 пел в МАЛЕГОТе. Чишко вошел в отечественную историю оперного искусства как 1-й исполнитель партии Пьера Безухова в мировой премьере сценической версии «Войны и мира» (1946, Ленинград).

А что же главная героиня – Леонора, спросит читатель? К сожалению, разыскать каких-либо сведений о Е.С.Лановской не удалось, также как и критических откликов (если таковые были) об исполнении оперы…

* * *

1963. Ленинград. Государственный театр оперы и балета имени С.М.Кирова.

В 1963 году исполнилось 150 лет со дня рождения Джузеппе Верди. Эта дата отмечалась и в нашей стране. Сейчас уже это трудно себе представить, но появилась даже почтовая марка, приуроченная к этому событию. А годом ранее столетний юбилей справила и петербургская премьера «Силы судьбы».

В отечественной литературе по истории оперы существует тонкое, но отчетливое разграничение между понятиями «Первое исполнение в России» и «Премьера на русской сцене». Допустим, первое исполнение вердиевского «Трубадура» в России состоялось в 1855 году в Петербурге силами итальянской труппы, а премьера на русской сцене прошла в 1859 году в московском Большом театре. Так вот: историческая премьера «Силы судьбы» 1862 года была осуществлена именно в Итальянской опере, как и постановка 1901 года. Туманные сведения о провинциальных частных итало-русских труппах, где пару-тройку раз ставилась «Сила судьбы», про которые мы упоминали в первой статье, очень расплывчаты – не очевиден даже их профессиональный статус. Так что я бы вообще пока не говорил об этих спектаклях. И только спустя век шедевр Верди был, наконец, поставлен в Ленинграде (Петербурге) именно на русской сцене силами отечественных артистов. Это произошло 26 июля 1963 года в Кировском театре. Спектакль был приурочен к двум уже упомянутым вердиевским датам.

Главным дирижером ленинградского ГАТОБа был в ту пору Александр Игнатьевич Климов (1898-1974), сменивший на этом посту Э.Грикурова. Он был приглашен в город на Неве из Киева, где успешно руководил Киевским театром оперы и балета. Деятельность Климова в Кировском датируется 1961-67 гг. Его первой ленинградской постановкой стал яркий вагнеровский «Лоэнгрин» (1962). Ее он осуществил в содружестве с замечательным режиссером Романом Иринарховичем Тихомировым, для которого тот спектакль также был успешным дебютом в качестве главного режиссера (эту должность он занимал в Кировском в 1962-77 гг.). Игорь Стравинский, посетивший в 1962 году родину после почти полувекого отсутствия, побывал на представлении вагнеровской оперы и так отозвался о нем: «Ваш спектакль меня поразил и обрадовал своим современным звучанием, бережным отношением к музыке, полифоническим построением сценического действия».

В «Силе судьбы» творческий тандем продолжил работу. К нему присоединился художник Иван Севастьянов26, только начавший свою деятельность в Кировском, и который, кстати, позднее был сценографом свердловской постановки «Силы судьбы» 1979 года. Но о ней речь впереди.

Спектакль имел необычайный успех. Конечно, сейчас - по прошествии полувека - не так легко сохранить в памяти детали этой постановки, но вот что мне рассказала народная артистка СССР Людмила Павловна Филатова, солистка Кировского с 1962 года: «Я помню то необыкновенное воодушевление, с которым участники премьеры готовили этот спектакль. А мы - молодые артисты - наблюдали за этим процессом. Постановка Тихомирова-Севастьянова поражала своим возвышенным величием и романтическим накалом. Наиболее впечатляющей была сцена в монастыре, где выстроились монахи в своих одеяниях и со свечами в руках». Сама Филатова не участвовала в премьерном составе, но впоследствии пела в этой постановке Прециозиллу, как, впрочем, позднее и в колобовском спектакле 1985 года.

Премьерный состав был таким: Леонора – А.М.Шестакова, Альваро – М.И.Заика, Дон Карлос – Л.М.Морозов, Отец-настоятель – И.Н.Наволошников, Прециозилла – Э.С.Краюшкина, Фра Мелитоне – В.П.Журавленко, Трабуко – С.Е.Стрежнев и др.

Сегодня стоит вспомнить ведущих солистов этой премьеры, тем более, что сведений о них в доступных источниках очень мало.

Александра Федоровна Шестакова (р. 1927) училась в Музыкальном училище при Московской консерватории, затем переехала в Киев, где в 1955 году закончила с отличием Киевскую консерваторию по классу вокала у знаменитой певицы и педагога М.И.Литвиненко-Вольгемут. Лауреат Международного конкурса вокалистов на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве (1957). По окончании учебы была принята в Киевский театр оперы и балета, где проработала шесть лет. С 1961 солистка Кировского театра, где дебютировала в партии Аиды 27. Заслуженная артистка РСФСР (1983). В ее репертуаре были также партии Гориславы, Ярославны, Марии в «Мазепе», Кумы в «Чародейке», Тамары, Февронии, Эльзы, Амелии в «Бале-маскараде», Эржебет Силади в «Гуняди Ласло» Ф.Эркеля и др. Роль Леоноры - одна из лучших в ее карьере.

Михаил Иванович Заика (1930-1977) в 1957 закончил Уральскую консерваторию. В том же году стал лауреатом Всероссийского конкурса вокалистов в Москве и был принят в Свердловский театр оперы и балета. Еще стажером ярко выступил здесь в партии Туридду. Став солистом театра исполнял партии Отелло, Андрея Морозова в «Опричнике», Радамеса, Каварадосси и др. В 1962 получил звание Заслуженного артиста РСФСР. С 1963 в Кировском театре. Среди партий Собинин, Финн, Шуйский, Садко, Гришка Кутерьма, Хозе, Радамес, Манрико, Ричард, Гуняди Ласло в одноименной опере Ф.Эркеля и др.

Лев Михайлович Морозов (1932-1971) в 1957 году окончил Московскую консерваторию по классу вокала (проф. Гуго Тиц) и в том же году был приглашен в Московский музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Сразу ярко заявил о себе здесь в очень разных амплуа, сначала исполнив заглавную партию в оперетте Ф.Зуппе «Боккаччо», а спустя полгода выступив на премьере «Войны и мира» (1957, 1-я сценическая постановка всех 13-ти картин оперы) в роли Андрея Болконского.

В 1958 году Морозов побеждает на Международном конкурсе оперных певцов в Женеве, а в 1959 становится солистом Кировского театра. Здесь он проработал 12 лет вплоть до своей преждевременной кончины. Среди партий Онегин, Елецкий, Дон Карлос в «Обручении в монастыре», Мазепа, Жермон, Ренато, Валентин, Фигаро, Тельрамунд и др. В 1968 получил звание Заслуженного артиста РСФСР. Озвучил исполненную Сергеем Юрским роль князя Никиты Петровича Батурина в знаменитом музыкальном фильме Романа Тихомирова «Крепостная актриса» по оперетте Н.Стрельникова «Холопка».

Владимир Атлантов в своих воспоминаниях посвятил артисту такие строки: «Один из лучших баритонов, с которым мне посчастливилось много петь, — Лев Морозов, красавец, умница, остроумец» 28. Высоко оценивал его мастерство и Константин Плужников: «Я восхищался Морозовым-Онегиным. Присущая артисту яркая манера игры, мягкость и красота тембра голоса, как нельзя лучше подходили для создания этого образа…».

Игорь Николаевич Наволошников (р. 1929) учился в Уральском горном институте (1953). Окончил Уральскую консерваторию в 1958 году. До 1963 года состоял в труппе Свердловского театра оперы и балета. Среди его лучших ролей на свердловской сцене был Руслан (1960). Об этой постановке режиссера Б.Кушнира пишет в своем исследовании по истории театра О.Девятова, отмечая, что успех спектаклю «во многом обеспечил недавний выпускник Уральской консерватории, молодой бас И.Наволошников. Он обладал мягким певучим голосом полного диапазона, хорошей вокальной техникой и прекрасными внешними данными, соответствующими благородному герою глинкинской оперы».

Певец – лауреат всероссийских конкурсов, в 1962 получил звание Заслуженного артиста РСФСР. С 1963 года солист Кировского театра, где дебютировал в роли Мефистофеля. В его репертуаре кроме Отца-настоятеля были партии Гремина, Руслана, Пимена, Варлаама, Бориса, Князя Галицкого, Кончака, Досифея, Кочубея, Сусанина, Зарастро, Филиппа II, Спарафучиле и др. В настоящее время живет в петербургском Доме ветеранов сцены.

Эра Сергеевна Краюшкина (р. 1929) окончила с отличием Уральскую консерваторию в 1952 году и в 1953 году была приглашена в Кировский театр, где выступала до 1986 года. Дебют певицы состоялся в роли Полины-Миловзора. Известность и признание пришли к Краюшкиной после ее блестящего выступления в роли Иоанны. Она поступала в театр именно с этой партией, но спела ее только спустя несколько лет. Воплотить сложнейший образ на сцене ей помогла С.П.Преображенская. В числе многочисленных партий (более 60-ти), спетых в артисткой Марина, Федор, Любовь в «Мазепе», Любаша, Княгиня в «Чародейке», Ангел в «Демоне», Амнерис и др. Заслуженная артистка РСФСР. Снялась в телевизионном фильме-опере «Демон» (1960, режиссер В.Головин) вместе с Г.Отсом и С.Лемешевым.

В разговоре со мной Эра Сергеевна вспоминала какие-то отдельные детали постановки «Силы судьбы». Отмечала, что на репетиции часто приходил Исаак Гликман, с которым Роман Иринархович поддерживал творческие и дружеские отношения, помогал ценными советами по поводу сценических решений. Вслед за Филатовой рассказывала про необыкновенно творческую атмосферу этих репетиций: «Тихомиров давал нам довольно большую свободу, приветствовал любые предложения по поводу той или иной мизансцены. Так, в моей очень сложной и виртуозной партии Прециозиллы, включающей верхнее «до» (в финале сцены Lorchè pifferi – прим. авт.), нужно было совмещать труднейшие вокальные пассажи с танцами и стремительными передвижениями по сцене. И я сама могла во многом влиять на сценический рисунок роли»…

В роли погонщика мулов Трабуко выступил Савелий Ефимович Стрежнев (1918-2000?). Он окончил Ленинградскую консерваторию в 1952 году. Будучи студентом в 1951 он стал солистом Кировского театра, в 1977 получил звание Заслуженного артиста РСФСР. В его репертуаре были преимущественно характерные партии (Мисаил, Подъячий, Ерошка и др.). Стрежнев участвовал в фильме-опере «Катерина Измайлова» Михаила Шапиро, где озвучил роль Задрипанного мужичонки, воплощенной на экране Романом Ткачуком. Юрий Лаптев, народный артист России, оперный режиссер, как-то сказал о Стрежневе: «Такого, наверное, ну, вряд ли я встречу. Потому что такие рождаются раз в 200 лет, которые, выходя подьячим в «Хованщине» или Мисаилом в «Борисе Годунове», создавали такой колоссальный вокруг себя мир, вот такого маленького человека».

Спустя 22 года Стрежнев принял участие и в постановке «Силы судьбы» 1985 года.

В роли Фра Мелитоне был занят солист Кировского театра Владимир Петрович Журавленко (1924-1981).

Подтверждением успеха «Силы судьбы» можно считать тот факт, что эту оперу Кировский театр в 1965 году привез на гастроли в Москву. Владимир Атлантов вспоминает: «Летом 1965 года, как раз когда я вернулся из Италии 29, Мариинка должна была ехать в Москву <…> через неделю по приезде я начал учить партию Альваро из «Силы судьбы» специально для московских гастролей. Эта партия после стажировки стала первой и самой ответственной пробой моего голоса и возможностей тесситуры. Партия труднейшая, ой какая трудная партия! Самая сложная в моем репертуаре. <…> «Силу судьбы» в 1965 году мы пели даже не в Большом, а во Дворце съездов. Оказалось, что нас слушал знаменитый американский импресарио Сол Юрок 30. Как я узнал от него самого много лет спустя в Вене, он тотчас пригласил меня в «Метрополитен» на постановку «Силы судьбы». Но меня не только не отпустили из страны, но даже и не сказали о том, что такое приглашение было»…

Продолжение →

Примечания:

25 Речь идет об отмене премьеры 4-й симфонии Шостаковича, которой должен был в 1936 году дирижировать Штидри. Вопрос о том, сам ли Шостакович отменил исполнение, или «по настоятельной рекомендации Рензина (в то время директора филармонии), не пожелавшего использовать административные меры и упросившего автора самому отказаться от исполнения...», как о том поведал И.Гликман в книге «Письма к другу», обсуждался историками музыки. В любом случае ясно, что все это было следствием печально знаменитой редакционной статьи «Сумбур вместо музыки» («Правда», от 28 января 1936 г.).

26 Иван Васильевич Севастьянов (1920-2004) – театральный художник. Работал на театральном поприще с 1940 года. В 1945-52 – главный художник Саратовского театра оперы и балета, в 1952-63 Новосибирского театра оперы и балета. В 1963-76 гг. работал в Кировском театре. Народный художник РСФСР. Автор около 200 работ в области сценографии.

27 Ряд сведений о певице получены мною непосредственно от нее самой. Александра Федоровна по сей день находится в добром здравии и проживает в Петербурге. Любопытная деталь – в разговоре со мной она рассказала о том, что не у всех в театре было однозначное отношение к ее назначению на роль Леоноры. Некоторые считали, что работавший с артисткой в Киеве Климов протежирует ей. Видимо, велико было желание спеть эту партию. Премьерный успех расставил всё по своим местам.

Следует, впрочем, добавить, что Шестакова не одна исполняла Леонору в этой постановке. Кроме нее партию успешно пели Конкордия Словцова, Людмила Ревина.

28 Эта цитата и следующая приводятся в книге: И.Коткина. Атлантов в Большом театре. М., Аграф. 2002 г.

29 Владимир Атлантов был в те годы солистом Кировского. В 1963-65 гг. он в составе группы ведущих советских певцов стажировался в Школе усовершенствования оперных певцов при Ла Скала.

30 Сол Юрок (1888-1974, наст. имя Соломон Израилевич Гурков). Американский продюсер, родом из России. С 1906 жил в США. Известен, как выдающийся импресарио в области искусства. Организовывал выступления Анны Павловой, Айседоры Дункан, Фёдора Шаляпина, Артура Рубинштейна, Яши Хейфеца, Мариан Андерсон. Специализировался на гастролях советских артистов в США. В их числе Святослав Рихтер, Эмиль Гилельс, Давид Ойстрах, Владимир Ашкенази, Мстислав Ростропович, Галина Вишневская и др.

Иллюстрации:

Почтовая марка СССР, посвященная 150-летию Дж.Верди
Большой зал ленинградской филармонии
Фриц Штидри
Лев Вительс в роли Риголетто
Яков Енакиев
Роман Тихомиров
«Сила судьбы». Кировский театр. 1963 г. Леонора – А.Шестакова, Альваро – М.Заика
Владимир Атлантов в роли Альваро
Игорь Наволошников

0
добавить коментарий
ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Сила судьбы

Произведения

МАТЕРИАЛЫ ВЫПУСКА
РЕКОМЕНДУЕМОЕ